Заходят многие - остаются лучшие!
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации
Вход
Ваше имя Пароль Забыли пароль?
Запомнить Вас?
Войти скрытым?



 Правила раздела Новые сообщения раздела  


 

 Барышни из Вилько / Panny z Wilka (Польша - Франция, 1979), реж. А. Вайда, впервые в рунете ХДТВ-рип, воспроизведенные советские т
dimadima
  №1 Отправлено: 11.04.2018 - 17:58


Живёт здесь

Группа: Аксакалы
Регистрация: 30.05.2008
Сообщений: 1235
Обитает:
Последний раз был:
вчера в 23:51




Барышни из Вилько / Panny z Wilka






Совместное производство творческого коллектива ИКС, Польша, и ФИЛЬМ-МОЛЬЕР, Франция, 1979 год
Жанр: мелодрама

По произведению Ярослава Ивашкевича
Режиссер АНДЖЕЙ ВАЙДА

Роли исполняют и дублируют:
Виктор - Даниэль ОЛЬБРЫХСКИЙ - Олег Борисов
Йоля - Майя Коморовска - Светлана Крючкова
Туня - Кристина Паскаль - Белла Чирина
Казя - Кристина Захватович - Людмила Мушкатина (Старицына)
Зося - Станислава Целиньска - Галина Чигинская
Юльча - Анна Сенюк - Татьяна Иванова
Тетя Виктора - Зофья Ярошевска - Людмила Ксенофонттова
Дядя Виктора - Тадеуш Бялощиньский - Валентин Эрельт

Фильм дублирован на киностудии "ЛЕНФИЛЬМ" в 1989 году
Режиссер дубляжа Людмила Чупиро, автор литературного перевода Владимир Уфлянд

ОПИСАНИЕ
Действие психологической драмы происходит в предвоенной Польше. Главный ее герой — молодой человек Виктор Рубен, который из-за внутреннего опустошения оказывается не в состоянии помочь сестрам — подругам своей юности, задыхающимся в провинциальной глуши города Вилько, нравственно гибнущим на его глазах.

Статья Сергея Кудрявцева:
Выдающийся польский режиссёр Анджей Вайда во второй раз обратился к произведениям Ярослава Ивашкевича, классика польской литературы ХХ века. В 1970 году он экранизировал рассказ «Березняк». А в картине «Барышни из Вилько», поставленной к 85-летию писателя, переведена на язык кино одна из самых известных новелл Ивашкевича, написанная в 1932 году в Италии. Литературные критики отмечали её «прустовский стиль», поскольку в основе сюжета — воспоминание об «утраченном времени». Вайда же, пожалуй, раскрыл в своём фильме другую культурную генеалогию — чеховскую традицию. Ведь именно в пьесах Чехова можно найти удивительное сочетание обыденности сюжета и метафоричности подтекста. Но в экранизациях это сопряжение нередко теряется, когда наибольший упор делается на сюжет или же сознательно акцентируется внимание на подтексте, который выводится на первый план — и тогда мы имеем дело с открыто метафорической и даже символической трактовкой. А Анджей Вайда поставил собственную ленту в неожиданной манере, если учесть, что он всегда тяготел к явной метафоричности, достигнув предела в «Свадьбе». Напротив, картина «Барышни из Вилько» кажется безыскусной, незамысловатой. Всё рисуется в мягких, пастельных тонах. Но за внешней безмятежностью скрыта внутренняя драма.

Виктор Рубен после пятнадцатилетнего отсутствия возвращается в Вилько, где провёл юность, был счастлив, узнал любовь и дружбу в доме пяти сестёр — Фели, Йоли, Зоси, Кази и Юльчи.

То время осталось в его душе как прекрасное воспоминание, пронесённое сквозь жизненные испытания, через опыт первой мировой войны. Отправляясь в Вилько, Виктор хочет забыться, избавиться от внутренней опустошённости и разочарования, словно избежать смерти, которая уже подала свой знак — внезапно умер его близкий друг. Рубен надеется вновь испытать счастливое ощущение покоя и удовлетворения самим собой. Но путешествие в прошлое невозможно. Многое изменилось. А смерть одной из сестёр, Фели, окружена в доме таинственным молчанием. Лишь со временем Виктор узнаёт, что Феля, которую когда-то больше всех любил, но так и не признался в этом, покончила жизнь самоубийством, поскольку тоже любила его. Прошлое — как незаживающая рана. Ничем не искупить свою вину перед ним. Прощения не будет.

Но у Рубена нет и будущего, потому что он не в состоянии понять своё прошлое, постичь, чего лишил себя в жизни. История с Фелей будто повторяется в настоящем — во взаимоотношениях с самой младшей из сестёр, подросшей за эти годы Туней. Виктор по-прежнему не способен выйти за рамки своего «я», исправить собственные ошибки и стать другим человеком. Всё остаётся в его душе без изменений. Обманув в прошлом надежды сестёр, которые вроде бы устроили свою жизнь, хотя на самом деле не так счастливы, как хотели бы, Рубен продолжает обманывать и теперь, завязывая глупый, не приносящий радости обоим роман с Йолей, невольно спровоцировав попытку самоубийства юной Туни. Она, как когда-то Феля, осознала, что Виктор вовсе не готов испытывать любовные чувства. Он пуст и бездушен, храня в себе нерастраченным и оберегаемым ото всех собственное эмоциональное «я». И вот почему поспешно уезжает из Вилько, бежит от воспоминаний и от настоящего — но куда?

В финале фильма сам Ярослав Ивашкевич смотрит на своего героя, едущего в поезде в город. В этом взгляде через времена, через грань между вымыслом и реальностью — понимание бесплодности попыток Виктора Рубена измениться, обрести самого себя. В мудром и спокойном взоре писателя — знание того, что герой обречён на «непокой» (такое точное польское слово!) в своём ожидании смерти, в которое превратилась его жизнь. Дистанция времени, движение истории ставят частную ситуацию в общий контекст эпохи. За судьбой Виктора угадывается судьба «потерянного поколения», разуверившегося после первой мировой войны, не имевшего никаких исторических перспектив.

Ивашкевич и Вайда не могут дать Рубену никакой надежды, понимая, что скорая кончина ожидает не только этого героя, а в его лице — польскую шляхту, но и всю старую Польшу, которая лишь с саблями наголо ринулась на немецкие танки в сентябре 1939 года (о чём ещё за 20 лет до «Барышень из Вилько» поведал режиссёр в романтически-экспрессивной манере в «Лётне», иначе — «Летучей»). А данная лента сделана в элегических, даже умиротворённых тонах своеобразного «прощания с родиной», расставания с последними грёзами о минувшем.

Кому-то картина Анджея Вайды могла показаться в преддверии «бурных 80-х годов» вынужденной уступкой польского мастера кино, его своего рода отступлением в безопасный тыл после резких, социально направленных работ «Человек из мрамора» и «Без обезболивания» (не так ли и «Березняк» почти десятилетием ранее был отдохновением после обнажающе-исповедального фильма «Всё на продажу», язвительной «Охоты на мух» и горько-отрезвляющего «Пейзажа после битвы»). Но право же, такие «природные жемчужины кино», как «Барышни из Вилько», покоряют до слёз и не улетучиваются из благодарной памяти. Между прочим, Даниэль Ольбрыхский, немало игравший у Вайды в кино и театре, называл именно эту ленту в числе самых любимых.















Статья из "Новых фильмов" (август 1990 г.):


В польском ХДТВ-рипе (720р) финальные польские титры заменены на советские восстановленные. Звук чистый, без обрывов, треска и шумодава.

БОНУС: ХДТВ-рип-720 высокого разрешения (1200х720, размер 2,31 Гб)




Это сообщение отредактировал dimadima - 11.04.2018 - 18:00
bondsun
№2 Отправлено: 11.04.2018 - 19:29


кучерявый

Группа: Потребители
Регистрация: 17.08.2009
Сообщений: 4408
Обитает:
Последний раз был:
вчера в 19:07





Благодарствую, архив ави-рип в порядке.


--------------------
Пусть рушится мир весь вокруг, пополам,
Пусть часто фортуна не прёт.
Не кофе нас должен бодрить по утрам,
А тот, кто его подаёт.

happy.gif

Скрыть подпись
Top
wider2
№3 Отправлено: 12.04.2018 - 07:58


Живёт здесь

Группа: Потребители
Регистрация: 17.10.2006
Сообщений: 1120
Обитает:
Последний раз был:
вчера в 15:57




Вроде и недавно были 80е годы
а уже антиквариат
Весьма печальный фильм если так подумать

Главный герой ничего не может - ни сказать, ни сделать, да и мыслей тоже нет
В психиатрии это называется определенным образом, ну да ладно

Плюс это происходит перед второй мировой войной
перед надвигающейся катастрофой
после которой от Польши останутся одни развалины

Весьма тягостно все это наблюдать в картине
Top
1 человек просматривает эту тему (1 гость)
« Предыдущая тема | Советский дубляж | Следующая тема »


 



[Script Execution time: 0,0263]   [22 queries used]   [GZIP enabled]