Заходят многие - остаются лучшие!
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации
Вход
Ваше имя Пароль Забыли пароль?
Запомнить Вас?
Войти скрытым?



 Правила раздела Новые сообщения раздела  


 

 Счастливая и печальная Симона Сеньоре
Kijara
№1 Отправлено: 9.02.2019 - 02:52


Живу где хочу!

Группа: Аксакалы
Регистрация: 26.03.2008
Сообщений: 3949
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 00:48




Счастливая и печальная Симона Сеньоре






Симона Каминкер родилась в 1921 году в немецком городке Висбадене. Ее отец был австрийским евреем, мать — француженкой. Через несколько лет после рождения Симоны семья переезжает во Францию, в парижское предместье Нейи. Андре Каминкер, юрист по образованию, переквалифицировался в журналиста и в силу профессии много путешествовал, занимаясь параллельно переводами текстов. Мать, женщина с сильным характером, самостоятельно воспитывала дочь и двух ее младших братьев. Во время Второй мировой войны немцы конфисковали дом Каминкеров и семья едет в Париж, в котором 19-летней Симоне мать подыскивает непыльную работенку — стенографисткой в местной газете Le Nouveau Temps. Отец военные годы провел в Англии, работая на радио. Биографы утверждают, что после 1945 года он и вовсе не вернулся в семью, оставив жене и детям только фамилию «богатого происхождения».
Симона работает, а по вечерам посещает драматические курсы Соланжа Сикара. Она грезила телевидением, мечтая стать актрисой. Одного увлечения Хемингуэем, Фолкнером, Ремарком и Стейнбеком было недостаточно. Надо было с чего-то начинать. Небольшое уютное кафе «Флор» (в узких кругах его называли штаб-квартирой участников послевоенной интеллектуальной парижской революции) славилось своей богемной публикой, любившей не спеша потягивать остывший кофе и часами вести деловые переговоры. Здесь запросто можно было увидеть Жана-Поля Сартра, Гийома Аполлинера, Пабло Пикассо, Альбера Камю, Бориса Виана, а позже и саму Симону. Писатель Хорхе Семпрун так описывает молодую женщину: «…она была в такой степени хороша собой, что абсолютно все умолкали и в тишине все следили глазами за ее силуэтом, силуэтом молодой девушки, проскользнувшей меж столиков, к тому, кто ее ждал...».
Очень скоро Симона уже начинает играть в массовках и эпизодических ролях. Поначалу режиссеры не могли разглядеть в белокурой девушке с ее величественной тяжеловатой красотой будущую звезду Симону Синьоре. (Синьоре — девичья фамилия матери, по другим источникам псевдоним взят в честь ее дяди, французского актера Габриэля Синьоре).

Может быть, мир так и не увидел бы «Золотой каски» с Симоной Синьоре в главной роли, если бы не встреча с режиссером Ивом Аллегре, который очень скоро становится ее мужем. Она начинает сниматься в фильмах супруга, и играет роли более заметные, чем в фильмах «Болеро» или «Идеальная пара». Точкой отсчета ее актерской карьеры называют киноленту «Демоны зари», в которой Симона сыграла служанку в баре. Талантливая дебютантка получает первую премию и продолжает сниматься в фильмах Аллегре: «Деде из Антверпена», (1948 год) и «Проделки», (1950 год).
Внешне гражданский брак Аллегре и Синьоре выглядел безупречно: Она играла в его фильмах, у них росла дочь Катрин. Но что-то ей мешало быть до конца счастливой…
Вторым и последним мужем, любовью и болью одновременно, становится известный и талантливый французский актер театра и кино, певец и сердцеед (перед красотой которого не устояла даже Эдит Пиаф) Ив Монтан.
В книге «Солнцем полна голова» Монтан так описывал их встречу: «Посреди двора, окруженная легкокрылыми голубями, стоит молодая женщина. У нее необычайно светлые волосы. Она улыбается точь-в-точь, как улыбаются девушки на старинных картинах итальянских мастеров. Я знаю, что ее зовут Симона Синьоре; я никогда не видел картин, в которых она снималась; я не знаком с ней, но я знаю, что сейчас подойду к ней, стараясь не вспугнуть голубей, и скажу ей две-три фразы — просто так, все равно какие две-три фразы, чтобы она повернулась ко мне, две-три фразы, так, чтобы не вспугнуть голубей... Это был счастливый день. И всякий раз, когда я вспоминаю его, передо мной возникают светлые волосы, блики солнца, голуби и Симона в то самое мгновение, когда она взглянула на меня и поняла, что я иду к ней».
Годами позже, когда Синьоре уже не было в живых, Монтан в своей книге воспоминаний дает иную трактовку их первой встречи: «Образ женщины с голубями мы не разрушали, чтобы не разочаровывать журналистов. Существует действительно фотография, на которой Симона, сидя на корточках, кормит голубей, пристально глядя на кого-то (может быть, на меня, но я за кадром)... Нас представили друг другу в «Золотой голубке», а уже на следующий день мы обедали вместе. За десертом, взяв ее за руку, я прошептал: «Какие у вас тонкие запястья!» — и с тех пор мы не расставались».
Со дня их знакомства прошло четыре дня, а это так много для тех, кто ощущал на себе всю силу любви. Они по-настоящему полюбили друг друга и уже не могли существовать порознь. Но Симона прежде всего была матерью и побоялась своим уходом травмировать маленькую дочь. Но второй Ив оказался немилосерден: «Или ты уходишь сейчас, или ты меня больше не увидишь… все это ни к чему, и звонить незачем». А ей незачем было жить без него. Она бросает мужа, собирает вещи и переезжает к Монтану, с которым начинает новую жизнь, полную испытаний и любовных перипетий. И только через два года, накануне Рождества, они сыграли небольшую свадьбу в городке Поль-де-Вансе, о котором впоследствии Ив будет петь в своих песнях. Синьоре с особым упоением описывала торжество: «Это была настоящая деревенская свадьба, как я мечтала. Я была счастлива, как девчонка в рождественское утро».

Первые годы совместной жизни были наполнены страстью и любовью. Они наслаждались обществом друг друга и не расставались даже на один день. Странное дело, но Симона Синьоре, чья карьера складывалась так успешно и многообещающе, решила порвать с миром кинематографа, к которому так долго и тяжело шла. Она захотела посвятить себя, свое время, тело и душу единственному человеку — Иву Монтану. Симона как верная супруга сопровождала мужа, популярность которого была в самом расцвете, в многочисленных поездках и турне по всему миру. Она переживала, что Монтана знают только как мужа Синьоре. Ей уже были не нужны овации и премии, главное — его успех. Она была счастлива, когда во время гастролей в США, в первых рядах сидели Марлен Дитрих, Кларк Гейбл, Ингрид Бергман, Фрэнк Синатра. Симона радовалась как дитя, когда читала критику: «Когда поет Монтан, чувствуешь, как стучит его сердце».
Поначалу она даже отказалась от съемок в «Золотой каске», предложенной режиссером Жаком Беккером. Но он все-таки умолил актрису взяться за роль, в которой изначально видел только Симону Синьоре. И не зря — на международном фестивале «Серебряная лента» в Венеции актриса получила приз британских режиссеров и критиков «Фемина» за лучшую женскую роль.
Она отказывается от голливудского контракта. «Без Монтана меня не заставили бы пройти от Винсенских ворот до Аньерских... Что уж говорить об Америке?».
Трудно поверить, но она это сделала — объявила, что в кино сниматься не будет! Теперь Ив видел рядом с собой совсем другую Симону, чем ту, которую полюбил когда-то: она вязала, слушала мужа, разделяла его взгляды и мнения, готовила обеды, во время концертов стояла за кулисами, затаив дыхание от восхищения, буквально обожествляя своего Ива. На какое-то время она перестала быть Симоной Синьоре и стала просто женой Ива Монтана. Но были ли ему нужны такие жертвы? Однажды Монтан репетировал, а Симона вязала. Он пребывал в раздраженном состоянии — что-то не получалось. «Что это ты сидишь здесь и вяжешь?», — с укором спросил Ив. «Я здесь потому, что хочу быть здесь, а иначе я бы работала». На что Монтан ответил: «Легко сказать, а где же предложения?!».


А предложения по-прежнему поступали, несмотря на глупые отказы актрисы «во благо семейного очага». Ее недавно пригласили на очередную главную роль, от которой она уже успела благополучно отказаться. Симона позже напишет, что она встанет, аккуратно свернет вязание и возьмет телефонную трубку, все еще ожидая, что Монтан остановит ее. Но он не сделал этого. Она набрала номер и сказала, что согласна на роль Терезы Ракен. Ей ответили, что контракт можно подписать хоть завтра. Повесив трубку, Синьоре обернулась к Монтану и гордо произнесла: «Вот видишь?!».
Симона Синьоре появляется на экранах в самых разных образах, демонстрируя общественности и мужу богатое актерское мастерство. Вершиной ее таланта называют фильм, снятый в 1953 году «Тереза Ракен» по роману Эмиля Золя. И опять приз за лучшую женскую роль — на этот раз на кинофестивале в Карловых Варах за «Салемских колдуний». Кинолента «Место наверху», или «Путь наверх», 1958 года была отмечена «Оскаром» и «Золотой пальмовой ветвью».
Она снималась без перерывов: «Адуя и ее товарки» (1960), «Знаменитые любовные истории» (1961), «Судебный процесс» (1962), «День и час» (1963), «Корабль дураков» (1965, США). В 1964 году Симона признана лучшей актрисой Франции. В 1971 году она получает награду на Международном кинофестивале в Западном Берлине за роль в фильме «Кот».
Ив и Симона прославились не только как актеры — они выступали как общественные и политические деятели против тоталитарного режима в Чили, Греции, Чехословакии, Польше и Советском Союзе. Еще в начале 50-х они «смотрят в сторону СССР с определенной надеждой и даже восторгом», еще отчетливо не разобравшись во внутренней политике страны. В то самое время Сергей Образцов, будучи в Париже, открыл для себя творчество Монтана, благодаря которому русский зритель очень скоро начнет слушать, а потом заучивать французские «монтановские» хиты. Ива Монтана приглашают выступить в Советском Союзе. По стечению обстоятельств, за несколько недель до их приезда, 24 октября 1956 года, советские войска входят в Будапешт. Супруги в замешательстве — после долгих споров и сомнений они все же решают осчастливить своим визитом хлебосольную Москву.
Концерты проходили с аншлагом. Старые москвичи до сих пор помнят выступления Монтана. На заработанные деньги Симона купила в ГУМе (в отделе для иностранцев) «две шкурки сибирского соболя», которые на протяжении многих лет будут украшать ее одежду.
Никита Сергеевич Хрущев тоже побывал на одном из легендарных концертов сына итальянских эмигрантов Ива Монтана (Ив Монтан — псевдоним, пришедший из детства. Мама часто кричала в окно: «Иво, монта!», что в переводе с итальянского означает «Иво, поднимись». Настоящее его имя — Иво Ливи). После концерта генеральный секретарь коммунистической партии пригласил Монтана с женой в свои апартаменты на ужин в неформальной обстановке. Разговор состоялся серьезный: беседовали не о творчестве, музыке или поэзии — Хрущева в основном интересовал взгляд актеров на происходящее. Монтан потом напишет, что Хрущев ведет «разговор начистоту», во всяком случае ему так казалось. И Хрущев «впервые услышал правдивую оценку венгерских событий». Гости ему понравились. Известно, что он предоставил в их распоряжение правительственный самолет.
Ив Монтан не ограничился Советским Союзом — он выступает в Польше, Югославии, Румынии. А через 12 лет Ив и Симона открыто осуждают вторжение советских войск в Прагу в письме, отправленном советскому послу в Париже. Они выступают в защиту Сахарова и Солженицина. От советских граждан за «железным занавесом» безусловно скрывали, что Ив Монтан и Симона Синьоре не разделяют коммунистические взгляды.
Симона Синьоре обращается к правительству Франции, защищая алжирцев, выступивших против французской колониальной политики. Она — инициатор фильма «Признание», рассказывающего об антисемитском процессе Рудольфа Сланского в Чехословакии.
Долгое время сами Ив и Симона, вездесущая пресса и просто любопытные причисляют звездный союз к одному из самых удачных в актерской среде. Но было бы нечестно по отношению к читателю не рассказать об отношениях Ива Монтана с Мэрилин Монро, ставших «ложкой дегтя в бочке меда», которую Симоне Синьоре так и не удастся подсластить до конца жизни.
Ив Монтан по-настоящему ощутил себя признанным актером, когда в один прекрасный день его разбудил телефонный звонок — в трубке он услышал незнакомый голос: «Хотите сниматься с Мэрилин Монро?». Голливудская блондинка готовилась к съемкам в фильме «Займемся любовью», а делать «это» захотела исключительно с Ивом Монтаном. «Я хочу видеть в главной роли только его», — капризничала актриса, которой, впрочем, быстро уступили продюсеры и сценаристы. Монро с мужем Артуром Миллером, а Ив с Симоной становятся соседями по бунгало на знаменитом бульваре Сансет в Лос-Анджелесе. Кокетка Мэрилин порой напрочь забывала о чувстве стыда и элементарном женском достоинстве. Она с первого взгляда «положила глаз» на сексуального красавчика с бархатным голосом, похожего на ее второго мужа Джо Ди Монжо. Монро не упускала возможности уколоть его супругу хоть в чьих-то глазах, будь это даже собственная подруга: «А Симона совсем некрасивая. Клянусь, он женился на ней из-за карьеры». О как глупо ошибалась эта перекрашенная в блондинку шатенка. Ив Монтан на протяжении всей жизни по-настоящему будет любить одну женщину — Симону! Они вчетвером репетировали тексты, ужинали, обсуждали последние новости, и в общем-то сдружились семьями.
Ненакрашенная Мэрилин, заколов наверх волосы и надев легкий халатик, раскрывала секреты: «Взгляни-ка! Все думают, что у меня длинные ноги. Но ведь у меня некрасивые колени, и я небольшого роста».
Но Симона писала: «Ту Мэрилин, которая смотрит на нас с обложек, я видела за время нашего соседства только трижды. Но это уже была легенда — жеманная и мурлыкающая».
Миллер и Монро едут в Нью-Йорк, а Монтан и Синьоре идут на церемонию вручения премии «Оскар». Имя Симоны Синьоре стояло рядом с такими звездами, как Элизабет Тейлор, Кэтрин Хэпберн, Одри Хэпберн. Мэрилин на прощание, лицемерно скривив ротик, произнесла: «Желаю удачи. Я верю, что ты его получишь!». Синьоре получила «Оскар», а на церемонии пел Ив! Мэрилин была вне себя от злости на Симону, у которой было все: «Оскар», Ив, ум, красота, дочь, друзья. Мэрилин не могла ей простить этого…
Симона едет сниматься в Италию вместе с Марчелло Мастроянни. Артур Миллер тоже уехал, Мэрилин и Ив остались наедине. Ему льстило, что сама Мэрилин «в брючках из шотландки, в кофточке с игриво приоткрытым воротом, с глазами какой-то немыслимой голубизны» обольстительно смотрит на него, да что там скрывать, откровенно желает его…
«Я иду к Мэрилин.
— У тебя температура? — спрашиваю.
— Да, невысокая, — отвечает. — Я рада тебя видеть.
— Я тоже рад.
«Что творится со мной?» — спрашиваю я себя. Впрочем, спрашиваю не очень долго».
Бурный заканчивался вместе со съемками фильма. Мэрилин пыталась удержать чужого мужа. Она плачет, говорит о любви, совместном проживании, их будущем… Но Монтан тверд в своем решении расстаться с Монро. Во время их последнего разговора, он говорит ей, что никогда не оставит Симону. Мэрилин Монро и Ив Монтан расстаются навсегда. «И все же это было прекрасно, — напишет он в своих воспоминаниях, — и это было безысходно. Ни разу, ни на один миг не возникало у меня желания порвать с женой. Но если бы она, Симона, хлопнула дверью, я бы...».

О интрижке Монтана и Монро Симона узнала на пляже — из газет! «Вы думаете, он еще вернется?» — задавали бестактные вопросы журналисты. Она отвечала «да», хотя мало верила в их будущее. «Это было ужасно, — напишет он. — Потом все улеглось. Но только внешне. Я видел, что она разбита, глубоко опечалена сознанием того, что десять потрясающих лет, которые мы прожили вместе, оказались омрачены. Я раскаивался... Жизнь не переделаешь, надо продолжать жить».
Симона оказалась мудрой и сильной женщиной, она не хлопнула дверью и не ушла от Ива. «Я никогда не стану судить о том, что произошло с моей подругой и моим мужем, которые работали вместе, жили под одной крышей и, стало быть... делили одиночество», — сказала она.
В августе 1962 года, обедая в ресторане с друзьями, Симона узнала о смерти Мэрилин. «Если бы она знала, сколь мало я ее ненавидела», — произнесла тогда Симона.
Конечно, она переживала измену мужа, переживала по-своему, хоть внешне выглядела спокойной. Симона утешала себя тем, что вряд ли можно найти мужчину, устоявшего перед Мэрилин. Она стала пить, много пить, плохо выглядеть и мало сниматься.
В 1966 г. Симона Синьоре исполняла роль леди Макбет на английском языке на лондонской сцене. В 1977 году она удостоилась национальной премии Франции «Сезар» за исполнение роли многогрешной еврейской проститутки тети Розы в фильме «Вся жизнь впереди». В 1982 году снялась в фильме «Ги де Мопассан». Синьоре играет и в театре.
В последние десять лет жизни Симона пишет книги «Будет ли завтра радостным?» и «Ностальгия уже не та». Еще раньше создает роман «Прощай, Володя», повествующий о тяжелой судьбе еврейской семьи в нашей с вами стране
Она по-прежнему любила Ива, жила с ним и зачастую находила утешение в выпивке. К концу жизни Симона практически ослепла, «катаракта отнимала у нее внешний мир». В возрасте 64 лет Симона Синьоре умерла. Ив страдал и не переставал повторять: «Я хотел умереть раньше Симоны». Во время своих выступлений он еще целых шесть лет, на которые пережил жену, оставлял в восьмом ряду пустое место — «ее место». И все же ни возраст, ни потеря жены, не помешали любвеобильному Монтану через три года завести новый роман. На сей раз это была молоденькая секретарша 28 лет. У Ива и Симоны не было детей… А Кароль Амьель оказалась хитрее или моложе, а может, и то, и другое. Во всяком случае результат был достигнут — 64-летнему Монтану она родила единственного наследника Валентина. Монтан умер на съемочной площадке от сердечного приступа. Теперь он вновь был рядом со своей Симоной — его похоронили на кладбище Пер-Лашез рядом с Синьоре.

источник - http://www.odessapassage.com/passage/magaz...s.aspx?id=31756




Ив Монтан и Симона Синьоре. Больше, чем любовь



--------------------
Если сложить темное прошлое со светлым будущим, получится серое настоящее.

Скрыть подпись


Top
1 человек просматривает эту тему (1 гость)
« Предыдущая тема | Биографии | Следующая тема »


 



[Script Execution time: 0,0305]   [20 queries used]   [GZIP enabled]