Заходят многие - остаются лучшие!
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации
Вход
Ваше имя Пароль Забыли пароль?
Запомнить Вас?
Войти скрытым?



Новые сообщения раздела  

 

 Малые родины большого Петербурга-15, Цикл телепередач, ГТРК "Санкт-Петербург"
медикус
  №1 Отправлено: 20.05.2020 - 18:04


Живёт здесь

Группа: Модераторы
Регистрация: 22.07.2008
Сообщений: 11770
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 16:18




Малые родины большого Петербурга-15


Описание
Малые родины большого Петербурга-15

«Малые родины большого Петербурга» - специальный проект телеканала «Санкт-Петербург» об исторических районах города, с их настроением, культурной средой и знаковыми архитектурными объектами.
«Малые родины» – это районы Петербурга, с которых город начинался и которыми продолжается. У каждого петербуржца тоже есть своя «малая родина», это часть города, где он родился или прожил много лет: Лиговка, Купчино, Семенцы, Пески, Озерки, Ржевка-Пороховые, Коломна, Лахта, Гавань и другие.
Историю места и времени вместе с авторами программы рассказывают петербуржцы: старожилы, краеведы, писатели, артисты, художники.

Автор идеи и режиссер: Александр Щербаносов
Автор сценария: Светлана Мосова, член Союза российских писателей
Операторы: Сергей Друан, Кирилл Легоньков, Максим Ефанов, Дмитрий Воронков, Фанис Аглямов, Альгирдас Микульскис
Монтаж: Денис Дубинчак, Татьяна Оганезова, Алекс Аргутин, Игорь Мохов
Графическое оформление: Игорь Кирилец
Стенография: Ольга Шалатыркина, Ксения Коваленко
Видеоинженеры: Виталий Федоров, Александр Диденко, Сергей Михайлов, Шамиль Фабриков, Юрий Степанов)
Линейный продюсер: Наталия Рыжикова
Продюсеры: Ольга Разина, Сергей Боярский
Текст за кадром читает Народный артист России: Валерий Кухарешин

В раздаче следующие 10 фильмов:

141. Смолячково

Пейзажи здесь удивительные и, прямо скажем, открыточные: вековые сосны, ели, валуны, песчаный берег Финского залива - очарование и красота северной природы… Этот исторический район является последним посёлком курортного района Петербурга, за ним уже начинается Ленинградская область.
Название «Смолячково» было дано посёлку в 1948-м году в честь Героя Советского Союза Феодосия Смолячкова, снайпера, погибшего в Великую Отечественную войну в районе Пулково, ему было всего лишь 18 лет… В прежние же времена это была деревня Лаутарaнта, что в переводе с финского означает «Тесoвый берег», от слова «тёс», «тёсаная доска», которую применяли, к примеру, для обшивки судна. Возможно, когда-то в этих местах стояла лесопилка. Другой вариант перевода - «Плотoвый берег». Вполне может быть, что здесь строили плоты или сам берег служил путешествующим гаванью.

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«Здесь жили в основном карельские рыбаки. Вот море рядом! И, конечно, оно штормило так же, как и сейчас, но у них были свои лодки, которые они пропитывали смолой, добытой здесь же — из вот этих самых сосен, что сегодня окружают нас. А когда мы увидим аллею старых елей, мы будем знать, что здесь находилось старое финское жилище, потому что язычники-финны защищали себя от злых духов именно елями. Как доказательство здесь эти ели сохранены».
А надо сказать, история этих мест оставила нам много загадок. Например, в этом чудесном парке есть огромный камень, на котором написано всего лишь одно слово - «Февраль».

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«Какая заботливая рука поставила этот огромный валун, обтесала и по-русски написала «Февраль», а дальше ничего? Февраль был только один – февраль 1918 года Это тот февраль, когда была самая жестокая в истории Финляндии белофинская гражданская война, когда население этого маленького поселка под названием Лаутаранта разделилось на красных и белых финнов. Здесь было место захоронения кого-то из красных финнов. Ничего другого, кроме трагедии белофинской гражданской войны в феврале 18 года, быть здесь не могло».
Как известно, в разные времена на этой древней карельской земле было множество войн и сражений - всё это трагические страницы истории…

СЕРГЕЙ СЕРГАЧЁВ, краевед, исследователь:
«Дело в том, что эта территория всегда была территорией споров: шведов — с русскими, русских — с финнами, советских — с финнами. Поэтому волны боевых действий, которые здесь проходили, сметали всё, в том числе и дачи, которые, к сожалению, не сохранились... На этой территории было много дач, построенных петербургскими архитекторами, но волны иммиграции, случившиеся в начале прошлого века и уже перед финской войной, предопределили демонтаж этих дач, и эти дачи перевезли в Финляндию, к сожалению».
А какие-то дачи и дома погибли уже в советское время, но местные жители о них помнят.

ВАЛЕНТИНА ЮЖАВКИНА, пенсионер:
«Дома были очень красивые. Таких я больше не видела. Великолепные фасады, отделка хорошая, у них были наличники красивые, ворота красивые. Сломали, сожгли».
Увы, не сохранилась и дача-мастерская замечательного художника Валентина Серова. В роковом 1918-м году она была разграблена, а затем сожжена немцами и белофиннами. Сегодня от дачи остался лишь фундамент. Но, главное, нам остались великолепные импрессионистские картины художника…

СЕРГЕЙ СЕРГАЧЁВ, краевед, исследователь:
«В. А. Серов в Смолячково (Лаутаранте) написал одни из знаменитейших картин. Это «Купание коня», «Финляндский дворик» и, самое главное, «Похищение Европы». Вскоре в честь этой картины будет открыт памятник в Смолячково».

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«Он иллюстрирует историю Петра I. Мы с вами видим мощную фигуру Петра, который шагает по золотой полосочке Финского залива».
«В нынешнем веке пишут всё тяжёлое, ничего отрадного, - говорил Валентин Александрович. - Я хочу, хочу отрадного, и буду писать только отрадное!..»
И на отрадное вдохновляла художника Лаутарaнта.

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«А его жена (О. Ф. Трубникова) говорила: «Воздух здесь получше, чем в Италии. Только жалко, что море мелковатое, чтобы покупаться нужно зайти очень далеко»…
Да, Финский залив известен своим мелководьем. Зато это во все времена было безопасно для купающейся детворы.

ВАЛЕНТИНА ЮЖАВКИНА, пенсионер:
«Тут все мель. Вот мы ходили, маленькие были. Идешь, идешь, конца края нет, никак не выйти на глубину…»
А ещё Смолячково знаменито усадьбой выдающегося учёного Владимира Михайловича Бехтерева. К сожалению, эту усадьбу, с нежным названием «Тихий берег», время тоже не пощадило…

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«Сегодня, что нам осталось от имения «Тихий берег»? Осталась лиловая аллея, которую собственноручно посадил В.М. Бехтерев. Остались экипажные сараи с теми самыми засовами, которые существовали в его бытность. От большой дачи остался только фундамент, и то он уже зарос травой. Но осталась и маленькая дача, которая сегодня обживается его родственниками. Остался причал на берегу Финского залива. Из двух прудов остался один; из пяти колодцев — тоже только один. Если мы пройдем по территории, мы найдем то немногое, что расскажет о жизни великого ученого — В. М. Бехтерева».
А стоит вспомнить, что в своё время посёлок Смолячково-Лаутарaнта был частью большой деревни под названием Ино. Позже деревня разделилась на два посёлка - Смолячково и Приветнинское. И самой главной исторической достопримечательностью Приветнинского является, разумеется, форт «Ино», первоначальное название которого было «Николаевский».
Но вот уже сто лет — это не форт, а руины когда-то мощнейшего боевого укрепления, построенного перед Первой Мировой войной. А ведь когда-то форт «Николаевский» героически защищал Петербург от нападения неприятеля и с моря, и с суши.

СЕРГЕЙ СЕРГАЧЁВ, краевед, исследователь:
«Территория форта приблизительно протяженностью 3 км и шириной от 750 м - до 1 км. Англичане считали, что это не форт, а цитадель. Кстати говоря, форт «Ино» входил в кронштадтскую цитадель. По идее, и до сих пор он должен принадлежать кронштадтской цитадели».
И конечно же, таинственные развалины форта всегда были точкой притяжения для местной детворы…

ВАЛЕНТИНА ЮЖАВКИНА, пенсионер:
«Я даже бегала в этот форт и по фортам бегала. И не только… Мы внутри — форт «Ино», «Николаевский» форт — мы внутри ходили. Там, что интересно, сохранилось электричество. Там были фонари. У нас такие фонарики были… На плоских батарейках. Сюда повесишь и побежали, понеслись. Еще стены полукругом. Белые стены были, очень чистые, и полы чистые. А выходы и сейчас сохранились, можно и попасть туда. Но в 18-ом году его взорвали…»

СЕРГЕЙ СЕРГАЧЁВ, краевед, исследователь:
«Стратегическое значение форта «Ино» было огромное. На нем держалась вся оборона Петрограда. Более того, когда велись переговоры между советским правительством и финским правительством, то предполагалось форт «Ино» оставить, как территорию советского государства, но финны не согласились. В результате боевых действий, которые здесь были, этот форт были вынуждены большевики разрушить, взорвать. Но свою задачу, как форт, он все-таки выполнил. По своей значимости форт «Ино» не имеет аналогов в мире. Он гораздо больше и сильнее, чем французский форт «Боярд» и другие. Нам есть, чем гордиться».
И наш долг — это сохранить для истории, для потомков. А после Великой Отечественной войны жизнь в Смолячково была нелёгкой и голодной, и спасала рыбацкую деревню — рыба.

ВАЛЕНТИНА ЮЖАВКИНА, пенсионер:
«Пекли обязательно с салакой пироги. Мы голодные были, как собаки. Бегали, ждали, когда нам дадут пирожка…»
Территория была закрыта. Здесь две были заставы. На заставы мы, конечно, бегали. Мы с братом нашли пистолет в дупле. Один старшина узнал, что у нас пистолет есть, а мы играли. Еще «гранату» я нашла. Бабушкину толкушку швыряла с длинной ручкой. «Ну, давайте, обмен сделаем. Мы вам — фонарик, а вы нам — пистолет». Вот мы поменялись на трехцветный фонарик. Пистолет отдали. Даже были там коробки, маленькие такие коробочки, и пульки были цветные. Мы хотели пострелять, но ни разу не выстрелили.

Да, такая вот картинка послевоенного детства… Но время шло, и посёлок постепенно стал обустраиваться.

НИНА ГРИГОРЬЕВА, краевед:
«Сегодня на фундаментах старых русских дач построена здравница, потому что именно здесь сразу после войны эти оставшиеся деревянные строения были оборудованы для отдыха блокадных ленинградцев. Потом поставили уже каменные строения, и сегодня есть пансионат «Восток-6», который находится прямо на границе с бывшей усадьбой В.А. Серова. Есть замечательный Дом отдыха ветеранов войны. Называется он «Красная звезда».
В настоящее время «Красная Звезда» — это дом-интернат ветеранов войны и труда. А ещё в Смолячково есть Психоневрологический интернат №6 - здесь проживают люди пожилого возраста: участники войны, жители блокадного Ленинграда и ветераны труда. Забота о людях золотого возраста, пожалуй, одно из главных достоинств посёлка Смолячково.
А в ленинградское время заботились и о детях: здесь были построены пионерские лагеря, для многих они остаются и по сей день лучшим воспоминанием детства. Это пионерские лагеря «Берёзка», «Юный строитель», «Варяг», «Альбатрос», «Дружба», «Буревестник», «Ласточка»… На переломе эпох часть летних детских садов и лагерей ушла в историю - и это её печальная страница. Но в человеческой памяти всегда остаётся светлое…

ВАЛЕНТИНА ЮЖАВКИНА, пенсионер:
«Дома были все-все с садами. Везде сады, сады, сады, сады. Здесь же занимались в основном сельским хозяйством и рыболовством».
Конечно же, рыболовство! Ведь Смолячково-Лаутаранта издавна слыла рыбацкой деревней. Кстати, в советское время в Смолячково работал знаменитый рыбсовхоз имени Ленина. А, казалось бы, где рыбсовхоз и где Ленин!
Нынче рыбным промыслом занимается рыболовецкая артель, но в его названии-аббревиатуре «РКЛ» по-прежнему есть «Ленин»: Рыболовецкий кооператив имени Ленина (но, возможно, это уже бренд, то есть торговая марка, и ею дорожат.)
А в День рыбака здесь, по старой традиции, обязательно соревнуются в ловле рыбы и готовят смолячковскую уху. И говорят, рыбалка тут самая клёвая (в смысле, отличный клёв!), а уха самая вкусная!
Вот так живёт сегодня этот исторический район Петербурга Смолячково, чтит традиции этой древней земли и сохраняет память о её многовековой истории.

142. Александровская

Этот посёлок на берегу Финского залива возник в начале 20-го столетия. В советское время он вошёл в состав города Сестрорецка, сохранив графское имя.

Этой землёй с середины XIX века владели графы Стенбoк-Фермoры, а последним хозяином был наследник этого знаменитого рода - граф Александр Владимирович, чьё имя и получил посёлок. Изначально он назывался не Александровская, а Александровский. Почему название посёлка претерпело изменение?

ВИКТОР ФЁДОРОВ, краевед:
«До сих пор не удалось понять почему поселок «поменял пол». На картах начала ХХ века написано «Александровский». В какой момент это произошло? По всей видимости, в конце 30х, начале 40х. Именно это спасло поселок от изменения названия. В советский период было забыто, что был граф Александр - каким-то образом информация была потеряна, изъята из документов; название было изменено на «Александровская». Все подумали, что он назван в честь одноимённой платформы. Это чудо спасло имя графа. Жители поселка гордятся этим названием».
Раньше здесь была не просто платформа, а вокзал, построенный в середине прошлого века, и многие жители Александровской его помнят.

ТАМАРА КРЯЖЕВА, член Совета ветеранов Курортного района Санкт-Петербурга:
«Я вокзал очень хорошо помню. Это здание имеет далекое прошлое. Когда мы сюда приехали в 60-е годы, оно существовало. Этот вокзал был большой. Можно было укрыться от ветра, и касса у нас была, теперь уже по-другому. Но, слава богу, сохранилось название «Александровская». Мы очень рады».

ОЛЕГ ГАНУСИНЕЦ, заведующий библиотекой посёлка Александровская г. Сестрорецка:
«Хотя поселка Александровская не существует (это историческое название, мы относимся к городу Сестрорецку), местные жители всегда говорят: «Мы из Александровской». Все равно этот топоним сохраняется».
Местные жители — это истинные патриоты. Гордятся они не только историческим названием посёлка и платформы, но и самим посёлком…

ГАЛИНА МУРАВЬЁВА, ветеран труда, труженик тыла:
«Я очень люблю свой поселок. У нас такой хороший поселок, такие были хорошие люди, особенно после войны, да и потом тоже. Сразу после войны же я поселилась. Всё было прекрасно. Александровская, мне кажется, самый хороший район».
Безусловно, одно из достоинств посёлка — это близость к городу. Ленинградцы с удовольствием ездили сюда и в отпуск, и на выходные — это была старая, добрая традиция. В Александровской их ждали лес, грибы, ягоды, чистый воздух и, конечно, Финский залив, который вдохновлял людей искусства тогда, вдохновляет и сегодня.

ИРИНА БОГАЧЁВА, народная артистка СССР:
«Ничего красивее, проще, но красивее (если не говорить о Черном море, еще о каком-то) нет. Это холодный залив, но ты всегда чувствуешь воду, всегда чувствуешь оттуда ветер, всегда чувствуешь жизнь. Вода, ветер, леса — фантастика!..»
И названия улиц здесь красивые: Большая Купальная, 1-ая Луговая, 2-ая Луговая, Ручейная улица, Ручейный переулок… А ещё в посёлке есть улицы-линии…

ВИКТОР ФЁДОРОВ, краевед:
«Его даже кто-то в шутку называл «Наш Васильевский остров». 10 линий до сих пор существуют».
А это проспект Красных командиров. Говорят, в своё время красные командиры тоже почтили своим вниманием эти дивные места, однако первоначально улица называлась по титулу бывшего владельца земли - Графская.

Сам же граф Александр Стенбoк-Фермoр, надо сказать, разорился и уехал за границу, а земли были проданы под дачные участки. Началась в Александровской новая жизнь. Вот что сообщает путеводитель 1911-го года: «Александровский посёлок - посёлок зимогоров <…>. Почта и телеграф. Молочная ферма». Сегодня на месте молочной фермы широко раскинулось дачное садоводство. А вот зимогорами называли тех, кто проживал на своих дачах круглый год.

Есть и такая особенность Александровской: железная дорога делит посёлок на две части и получается верхняя Александровская и нижняя. Впрочем, старожилы этого разделения не приветствуют.

ОЛЕГ ГАНУСИНЕЦ, заведующий библиотекой посёлка Александровская г. Сестрорецка:
«У местных жителей практически нет разделения на верхнюю и нижнюю Александровскую. Говорят: «Я живу за дорогой, выше дороги или ниже дороги». Но поселок – это одно целое».
Тем не менее новые дачники всё активней заселяют именно верхнюю Александровскую (или ту, что «за дорогой», как говорят жители), хотя нижняя ближе к заливу. Дело в том, что нижняя часть посёлка во время наводнений нередко находится под угрозой.

ТАМАРА КРЯЖЕВА, член Совета ветеранов Курортного района Санкт-Петербурга:
«Дамба отчасти радует, потому что соединяет с другим берегом, с югом, а отчасти огорчает - из-за неё у нас случаются наводнения. Например, 1-ая Луговая, 2-ая Луговая, Ручейная затапливаются. Наводнения в Александровской напоминают об истории деда Мазая и зайцев. Такая красота!.. Вы дома, а под окнами плещется залив, выходит из берегов».
Для жителей посёлка, их Александровская «и в непогоду дорога», как в песне. Центром посёлка, как это издавна повелось в любом поселении, является Торговая площадь. Здесь всегда шумно и многолюдно. Культурным же центром посёлка по праву считается библиотека, которой уже больше 70-ти лет. Здесь и книги читают, и кружки ведут, и творческие вечера проводят. Духовный центр посёлка находится здесь. Этот удивительно красивый храм Рождества Пресвятой Богородицы был построен уже в новые времена - в начале 21-го века.

ОЛЕГ ГАНУСИНЕЦ, заведующий библиотекой посёлка Александровская г. Сестрорецка:
«Уникальность его состоит в том, что он сделан в древнерусском стиле. Его купол напоминает шлем рыцаря. Весь он очень строгий, устремлён вверх. Лучи солнца, падающие в верхние окна, создают необычайный эффект. Такой маленький, небольшой, камерный храм, который в престольные праздники не может вместить всех желающих».
До 90-х годов прошлого столетия, посёлок отличался от других поселений социальной инфраструктурой.

ГАЛИНА МУРАВЬЁВА, ветеран труда, труженик тыла:
«У нас были в поселке Александровская: кинотеатр, почта, поликлиника, библиотека в том же кинотеатре, три магазина... Придешь, мяса любого выбирай! Всего полно: хлеб, булка мягкая ароматная - не нанюхаешься! Какие были батоны!.. Александровская — это изюминка всего нашего курортного района. Да что курорт! У нас Александровская и без него хороша!»
Можно лишь добавить, что в ленинградское время в посёлке были и летние детские сады, и аптека, и даже милиция. Сегодня от былых времён остались лишь всеми любимая библиотека и спортивная школа Олимпийского резерва имени Владимира Коренькова, которая вырастила олимпийских чемпионов и тем прославила свой посёлок.

Украшением посёлка всегда были старинные русские дачи. Увы, уцелели они далеко не все. Например, утрачено здание, которое краеведы называют «дачей Зельтена», - она стояла у железной дороги и слыла «визитной карточкой» посёлка. Сегодня же «визитной карточкой» стал вот этот красавец - дом Гербиха. И он, к счастью, не одинок.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, краевед:
«У нас остались 4 дома. Каждый имеет свою определенную архитектуру: дача Гербиха — в шведско-немецком стиле, дача Шредера на 2-ой линии - в правильном русском стиле северного модерна, на 3-ей линии до сих пор удивляет и потрясает дача адвоката Антоневича... Хорошо, что, несмотря на утраты, она почти не изменилась. В отличие от неё, дача Гербиха разобрана и собрана заново с учетом особенностей современных материалов. Очень важно отметить дачу купца Чубанова (Приморский проспект, дом 250), которая, хоть и ближе к Тарховке, но всё-таки на территории посёлка Александровская. В её фасаде до сих пор остаются элементы ковки, до сих пор существуют флюгера. Это так называемый «русский терем» - модерн с элементами древнерусской архитектуры. Много домов за последние 20-30 лет было разрушено».
На бывшей Графской улице (ныне проспекте Красных командиров) находится ещё одно уникальное старинное здание. Его называют «маленькой жемчужиной».

ВИКТОР ФЁДОРОВ, краевед:
«Этот дом - торговая лавка. Он до сих пор действует как магазин, им пользуются люди. Его помнят деды и прадеды и показывают маленькому ребенку: «В этот дом ходил твой дедушка, твоя бабушка». Его фасад, конечно, немного изменился, осовременен, но общий вид с башней, с элементами окон и крыши до сих пор показывает, какими были торговые лавки в начале XX века».
В нижней Александровской тоже есть достопримечательность - вот это здание, не раз, правда, перестроенное, но тоже с историей.

ТАМАРА КРЯЖЕВА, член Совета ветеранов Курортного района Санкт-Петербурга:
«В нижней Александровской самое примечательное здание на берегу залива, с колоннами. Оно было одноэтажным. Говорят, там жили военные. Потом, конечно, они получили квартиры и уехали. Там еще сохранились остатки гранитного фундамента. Рассказывают, что там были пруды, что это была целая огромная усадьба».

ОЛЕГ ГАНУСИНЕЦ, заведующий библиотекой посёлка Александровская г. Сестрорецка:
«В нём находилась резиденция морского офицера, морского чиновника в Кронштадте. В годы войны он выполнял, естественно, оборонительные функции. Там были огневая точка, дот, располагался пограничный наряд. Позже, в 50х годах был снят пограничный наряд и здание использовалось как общежитие для военных моряков».
Нынче же в этом здании размещается отель. Александровская меняется - таковы законы времени. Появляются новые дачи, а с ними и новосёлы. Многие из них становятся зимогорами, проживающими здесь круглый год - так хороша и благодатна эта земля.

ИРИНА БОГАЧЁВА, народная артистка СССР:
«Вот эта дружба с лесом, с водой, красотой Александровской меня очаровывает. Для меня огромное счастье, что мы с мужем здесь живем уже более 27 лет. Не хочется больше никуда. Мы имеем, конечно, возможность поехать в Испанию, в другую страну - не хочется. Пусть даже не такое будет жаркое лето, не такое море, но все равно! Это родное, близкое, очень важное - меня всегда привлекает. Я всегда с удовольствием возвращаюсь сюда!..»

ВИКТОР ФЁДОРОВ, краевед:
«Здесь живут люди, которые любят этот поселок, которые интересуются его историей. Здесь хорошо, и, мне кажется, какая-то атмосфера дачи начала ХХ века плавно перешла в начало XXI».
Всё возвращается на круги своя. Хотя имени посёлка «Александровская» официально не существует, оно живёт, а значит, будет жить и его история, потому что название, как известно, это код нашей памяти.

143. Мартышкино

Этот исторический район Петербурга находится между городом Ломоносовым и Петергофом, здесь нет блистательных дворцов, как у его именитых соседей, тем не менее история его древняя и овеяна великими именами. А название его звучит весело и озорно: Мартышкино.

Скажем сразу, что мартышки здесь никогда не водились, хотя в народе и бытовала легенда о сбежавших обезьянках - то ли из цирка шапито, то ли от императрицы Екатерины. На самом деле «мартынами» или «мартышами» в старину именовали чаек, коих здесь, над Финским заливом, всегда было великое множество. А ещё «мартышками» в народе называли лодочников-перевозчиков, прибывших с Поволжья: они доставляли землю и кирпичи для строительства, в частности, кронштадтских фортов. И, видимо, их фигуры с поклажей кирпичей на спине напоминали мартышек - отсюда такое прозвище. Другие же исследователи утверждают, что во времена Новгородской республики здесь была деревня Мартьяново на Лиссе, и, возможно, именно она дала название посёлку. Так или иначе, но сегодня Мартышкино является частью города Ломоносова, однако его жители не собираются предавать забвению историческое название своего района.

Надо сказать, что эта земля была заселена издавна, и жил тут древний народ — ижора. И, как говорят краеведы, об этом свидетельствует необычный камень - со своим собственным именем.

ЕЛЕНА СЕРЕБРОВА, краевед:
«Он называется Детский камень. К нему ходили местные жительницы ночью или ранним-ранним утром, приготовив очень вкусную еду, чтобы задобрить духов, и просили о своих детях. Это место, конечно, священно. Можно сказать, это целый сакральный комплекс языческих времен, потому что кроме камня необычного размера и формы, мы с вами еще видим березу. Она здесь из века в век стоит. Век березы короток, но, когда она умирает, на этом месте обязательно вырастает новая. Здесь есть еще источник».

Кирха святого Иоанна. — третье здание лютеранского храма, оно было построено по указанию Николая Первого по проекту выдающегося архитектора Иосифа Ивановича Шарлеманя Первого. Существовало в Мартышкино и старинное лютеранское кладбище, и жители, чьё детство прошло в Мартышкино, хорошо его помнят.

ВИКТОР СЫРОКВАШ, ветеран Великой Отечественной войны:
«Ну мы лазили, играли на этом кладбище в казаки-разбойники, потому что там много было кустов, тропочек. Пирамиды были высокие, как вот елка. Кладбище было очень красивое. Цены не было этому кладбищу. Сейчас там дома настроили. Что-то драгоценное уже исчезло».

А ещё это кладбище было знаменито тем, что в одном из его склепов были обнаружены мумии - то есть тела, подвергшиеся естественной мумификации. В ленинградское время две мумии находились, как бы странно это ни звучало, в Музее гигиены.

ВЛАДИМИР ЖУРАВЛЁВ, краевед:
«Там они простояли долго, почти век. Недавно этот музей передал Ломоносовскому краеведческому эти две мумии. И теперь в краеведческом музее они стоят за стеклом и пугают посетителей».

После Северной войны со Швецией и возвращения этих земель России, начался новый виток истории посёлка: в Петергофе и Ораниенбауме стали воздвигать дворцы - и не последнюю роль в этом деле сыграла голубая глина в Мартышкино.

ВЛАДИМИР ЖУРАВЛЁВ, краевед:
«Тут возник Кирпичный завод Меншикова. Это 1711-ый год. Глина, которую можно видеть на берегу, шла на изготовление кирпичей, которые легли в основание Меншиковского дворца».

ЕВГЕНИЙ ЗАХАРОВ, режиссёр:
«Мы находимся на возвышенности — на большом пласте синей кембрийской глины, которая впоследствии превратилась в дворцы, потому что предприниматели докопались до нее, и она оказалась замечательным материалом для изготовления кирпичей. Вот знаменитые кирпичи с клеймом «ОКЗ» - Ораниенбаумский Кирпичный Завод - из них построены и Меншиковский, и Петергофские дворцы».

Нынче память о старинном заводе, построенном ещё при Петре Первом, и заводской слободе хранят названия - Заводская улица, Заводской переулок, Кирпичный, Карьерный… К слову сказать, в карьере, где добывали голубую глину, со временем образовалось озеро, в котором нынче с удовольствием купается народ, молодея телом и душой (ведь голубая глина, как говорят, обладает целебными свойствами). Ну а рыбаков всегда можно было увидеть на берегу залива.

ВИКТОР СЫРОКВАШ, ветеран Великой Отечественной войны:
«Рыбаки жили там, у моря. У каждого был свой причал, мостки и лодка на веслах. Ходили на залив купаться. В лес ходили, грибов было много. В Мартышкине был небольшой летний рынок: люди со всех домов свои ягоды носили, картошку, всё, что было. Много отдыхающих приезжали, снимали дачи».

А снимать дачи в Мартышкино - давняя традиция. Настоящий же дачный бум начался, когда стали прокладывать ОРАНЕЛу - аббревиатура расшифровывается так: Ораниенбаумская электрическая линия (трамвая). Мост, что на улице Связи, в народе называют Горбатый. Но на самом деле это мост ОРАНЕЛы. Однако полностью реализовать грандиозный проект не удалось: помешала Первая мировая война. Горбатый мост — деревянный, арочный — сохранился лишь на открытках начала ХХ века.

ВЛАДИМИР ЖУРАВЛЁВ, краевед
«Под ним проходил двухэтажный паровоз «Кукушка», который развозил дачников от Старого Петергофа до Ораниенбаума. А «Кукушка — потому что, когда он подъезжал к полустанку, выглядывал машинист и делал такое «ту-ту», которое походило на «ку-ку». Останавливали этот поезд зонтиками: подходили дачники, кто зонтиками махали, кто платочками».

А дачников в Мартышкино, заметим, становилось всё больше - популярность посёлка росла.

ЕВГЕНИЙ ЗАХАРОВ, режиссёр:
«В Мартышкино были все возможные дачи — аристократов, балерин, дипломатических консульств. Здесь у нас немало художников работало, поэтов. Александр Дюма очень часто бывал. В названии одной из улиц увековечено имя писателя — улица Дюма».

Кстати, Александр Дюма-отец приезжал в гости к Николаю Некрасову и Ивану Панаеву. Вообще в Мартышкино было много знаменитых дачников, в частности, Александр и Альберт Бенуа, Илья Репин, Иван Шишкин.

ВЛАДИМИР ЖУРАВЛЁВ, краевед:
«В Мартышкино есть такие достопримечательности, как дубы Шишкина, остались в Мордвиновке. И. И. Шишкин рисовал их 1891-ом году рисовал, до сих пор несколько сохранились».

Знаменитые картины художника - «Мордвиновские дубы», «В лесу графини Мордвиновой», «Лес. Мордвиново». Вот они - те самые красавцы дубы, воспетые художником. А от самой некогда роскошной усадьбы семейства графа Мордвинова сохранилось немного: удивительно красивая водонапорная башня, ледник-погреб и оранжерея. Стоит сказать, что дачная жизнь в Мартышкино радовала его обитателей: здесь, к примеру, существовала поляна, которую называли «Певческое поле» - и на этом поле действительно пели, причём однажды в певческий праздник выступал сводный хор из трёхсот участников.

ЕЛЕНА СЕРЕБРОВА, краевед:
«Сейчас на месте Певческого поля у нас магазин находится, но все помнят, что здесь некогда существовала поляна. В Мартышкино был театр на территории усадьбы Цветкова. И в этом театре начинал свою великолепную карьеру Качалов. Василий Иванович потом в своих «Воспоминаниях» написал: «Меня потом всю жизнь называли мартышкин гастролер», потому что карьера его началась именно в этих местах. Театр находился в амбаре, и местные жители запросто его называли «Амбар». Но здесь играл Качалов, актеры Александринки и Мариинки, пел Шаляпин: они все здесь жили на дачах».

Да, воистину, удивительным созвездием имён отмечена история этого, казалось бы, небольшого посёлка. Что же так всех привлекало в Мартышкино? И ответ есть.

ЕЛЕНА СЕРЕБРОВА, краевед:
«Здесь есть источники минеральные — пожалуйста, морской воздух — перед вами. Море плещется, морские купания прописывали больным. Огромные липовые аллеи, по которым прошла, наверное, вся классическая русская литература: герои и писатели».

К великому сожалению, время не пощадило многие старинные дачи Мартышкино, не пощадила и война: в Великую Отечественную посёлок находился на переднем крае линии обороны. В честь героев, защищавшим Ораниенбаумский плацдарм, в ленинградское время в Мартышкино был воздвигнут мемориал. Здесь всегда лежат свежие цветы…

Но, несмотря на военное лихолетье, в Мартышкино всё же сохранились отдельные старинные здания. Например, дом, куда каждое лето приезжал к племяннице святой праведный Иоанн Кронштадтский.

ЕВГЕНИЙ ЗАХАРОВ, режиссёр:
«Раз в год из окна я наблюдаю, как крестный ход идет из самого Кронштадта. Люди идут через дамбу с хоругвями, поклоняются этому месту. Здесь оставлен столб со знаком и надписью. Это, действительно, исторический факт».

Православный храм во имя иконы Божьей Матери «Утоли моя печали», где совершал богослужения Иоанн Кронштадтский, в советское время был снесён. На его месте нынче стоит поклонный крест. Напротив, на Морской улице, находится другое старинное здание, которое было построено для церковно-приходской школы. В настоящее время это жилой дом.

Сохранился в Мартышкино и дом известного золотопромышленника и мецената Василия Николаевич Латкина.

ЕЛЕНА СЕРЕБРОВА, краевед:
«В этот дом уже после смерти Латкина писал письма вплоть до самой своей смерти человек, открывший Трою, Генрих Шлиман. В этом доме хранились троянские древности, портрет Шлимана, который он хозяйке дома прислал, он был с ней очень дружен. Ее звали Е. Н. Латкина».

А это здание, хотя и выглядит на старинный манер, тем не менее построено уже в новые времена. Но вот за ним, на берегу залива, стоит действительно старинное здание, в народе его называют - «Дворец царского повара». Бывший царский повар жил здесь после революции, но, правда, в домике рядом, сама же вилла строилась, конечно же, не для повара, а для великого князя Константина Константиновича Романова. В советское время в здании размещался санаторий. Известно также, что в конце 30-х годов этот дом дал приют детям испанских коммунистов. А в 70-ые годы в здании была обустроена полиграфическая фабрика «Парус».

Времена менялись - а вместе с ним и Мартышкино. Неизменно оставалась лишь одно - любовь к нему его обитателей.

ВИКТОР СЫРОКВАШ, ветеран Великой Отечественной войны:
«Мартышкино люблю за природу. Она очень богатая здесь. Тут такие леса были!.. Не передать! Надо на все это смотреть своими глазами».

И взору откроется немеркнущее очарование этих мест - величие вековых дубов и липовых аллей, драгоценная старина зданий, доставшихся нам от ушедших эпох, и непреходящая красота Финского залива, над которым по-прежнему летают чайки-мартыши - крылатые символы Мартышкино.

144. Горелово

На юго-западе Петербурга в нескольких километрах от Красного Села находится район, нынешний облик которого совсем не соответствует своему историческому названию - Горелово. Сегодня это современный, растущий ввысь и вширь район Петербурга, а в ленинградское время, как вспоминают жители, он выглядел совершенно иначе.

ВЕРА КУЛЕМИНА, писатель, художник:
«Я помню время, когда по улицам весной ходили с гармонью и по ночам пели песни. Цвели сады. Это было удивительное сочетание города и деревни. И рядом город, который поражает своей красотой и великолепием, и вот такая малая родина. А теперь уже, столько лет прожив, я не мыслю себе другого места. Мне очень нравится Горелово».

И надо сказать, что жители этого района Петербурга — действительно патриоты. Кстати, о названии: спрашивается, откуда оно и почему?

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«Название такое появилось во времена Петра I, когда начали строить Санкт-Петербург. Нужно было укреплять грунт. Болотистая местность, а вокруг — сосновые леса. Вот у нас деревня называлась Сосновка, ближе расположенная к Лигово. Там сосновые леса вырубали, стволы возили в Петербург, делали сваи для укрепления грунта, для построек жилых помещений. Ветки сжигали, оставалось горелое место».

Видимо, горело здесь так сильно, что это было самым ярким впечатлением у жителей этих мест - вот название и прижилось. Но до выжженной земли была ещё, конечно, и предыстория. Во время оно здесь проживали народы ижора, водь и чудь, а с XII века этот край стал частью Новгородской земли.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«Дорогу, которая соединяла новгородские земли от Выборга до Нарвы, в народе называли Каменка, Царская дорога, потому что она была единственной».

Называлась эта дорога — Нарвский тракт. Согласно летописи, Нарвский тракт был проложен ещё в 1203-м году. А нынче это улица Коммунаров. По ней сегодня шагают гореловцы - а в те времена, когда эту улицу именовали Нарвским трактом, по ней шагала сама история.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«По этой дороге начиная с Петровских времен проходили войска гвардейские на смотры в Красное Село, но самое главные смотры устраивали при Екатерине II, потому что здесь были представители гвардии России. По этой дороге проходил Суворов (тогда он в звании полковника был) с Суздальским полком, проезжал и Лермонтов. Это очень интересное место».

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Стариннейшая дорога была выложена булыжником. Как они на каретах по булыжникам ездили — сложно сказать, но как-то ездили. Это не простое место. До революции здесь совсем не далеко, на углу, как поворачивать к нам, был храм преподобного Серафима Саровского. Он был очень красивый, рубленый, большой. Был и большой кирпичный дом причта. Много всего интересного: и воскресная школа, и общество трезвости…»

Увы, река времени унесла почти всё старинное Горелово. Но сохранился вокзал, и это, пожалуй, единственное здесь здание, построенное ещё до революции. Стоит вспомнить, что существовали ещё две деревни, которые впоследствии стали частью Горелово: это Сосновка и Константиновка. Почему Сосновка — понятно: деревне дали название сосны, а вот почему Константиновка?

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«Константиновка так названа, потому что все эти земли принадлежали великому князю Константину Павловичу, потом Константину Николаевичу и Константину Константиновичу, то есть это связь со Стрельницкой усадьбой — с владельцами того края».

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Когда я была еще девчонкой, мы с друзьями бегали в бывшее поместье князя Константина, дом был полностью разгромлен во времена Великой Отечественной войны, но еще оставались лестницы, вход в дом, львы по бокам, гранитные чаши от фонтанов. Представляете, какая тут была раньше красота-то! Не просто так по ней все цари и государи-то ездили. Здесь были усадьбы, от которых, конечно, ничего не осталось».

Ни революции, ни войны не пощадили Горелово, Великая Отечественная война тоже оставила здесь свой страшный след.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«Здесь проходил рубеж обороны города. Три раза Горелово переходило из рук в руки. Ничего не осталось».

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Было очень много погибших. Все Горелово — одно большое поле боя. Когда появился в 60-х годах совхоз «Предпортовый», стали пахать поля, множество находили убиенных. Если проехать с Коммунаров, увидите могилы погибших воинов: 17 безымянных солдат, которые защищали наше Горелово и наш город-герой Ленинград».

А одна из улиц бывшего военного городка авиаторов носит имя Героя Советского Союза Артёма Пасечника - так жители Горелово увековечили подвиг лётчика, трагически погибшего в советско-финскую войну. В парке рядом с воинской частью, находится и мемориал - братская могила лётчиков-героев. И это не случайный выбор места: в советское время на территории воинской части размещалось высшее военно-политическое училище ПВО. Впоследствии оно было расформировано и вместо него было создано высшее училище радиоэлектроники.

В бывшем военном городке авиаторов находится и старейший авиационный ремонтный завод, а когда-то здесь был и аэродром. Сам же военный городок был построен ещё в 30-е годы (кстати, многие жители именуют эту часть Горелово - Тoрики — в память о некогда существовавшей в этих краях деревне). В настоящее время военный городок - это уже история, но история бесценная: это летопись высокого подвига советских лётчиков в годы военных лихолетий.
Ну а после войны разрушенное Горелово наново стало строиться.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЬ-ЗАГОРСКАЯ, краевед, почётный житель МО «Горелово»:
«Вот мы стоим на улице: с одной стороны — частные поселения, а с другой стороны — новостройки. Эти новостройки начались в 60-е годы XX века, когда образовался здесь совхоз «Предпортовый». Он знаменитый, ему исполнилось 90 лет».

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Кругом были поля — нас из института, из школы гоняли собирать по осени морковку, капусту, свеклу. Минули эти времена. Кормили весь Ленинград и Ленинградскую область».

Однако в Горелово не только капусту собирали. Сегодня этот район называют «Родиной лунохода», хотя в советское время это считалось государственной тайной. Дело в том, что здесь работало оборонное (или, как принято было говорить в народе, засекреченное) предприятие - Всесоюзный научно-исследовательский институт транспортного машиностроения. Но это было отнюдь не простое «транспортное машиностроение»…

ВЕРА КУЛЕМИНА, писатель, художник:
«Если я могу раскрыть эту тайну… Ну, теперь это уже не тайна, это был танковый институт, плюс еще он работал на космос. Я видела рождение очень многих машин. Я работала в художественно-техническом бюро, и к нам стекалось много информации. Мы оформляли эти мысли мудрые в художественном стиле, отправляли в Москву. Макеты лунохода, первое его шасси я воочию видела».

Ныне институт рассекречен - то есть ни секретов, ни танков, ни луноходов.
Но память о прошлом хранит название водоёма - Танковые озера. Их так назвали, потому что здесь шли испытания по преодолению водных преград. Оборонным предприятием был и ВНИТИ - Всесоюзный научно-исследовательский технологический институт.

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Удивительно, в Горелово было два градообразующих предприятия: это ВНИИтрансмаш — институт, где я в свое время начинала работать, тематика — «космос, и НИТИ. Практически все Горелово работало именно в этих двух институтах. Район разрастался».

ВЕРА КУЛЕМИНА, писатель, художник:
«Считалось, что Горелово — это институтский городок, очень уютный, красивый: с садами, со своими обычаями из того, советского, времени. Хорошие были обычаи: все друг друга уважали, помогали и веселились все вместе. Жизнь менялась, уходил этот старый мир Горелово. Мы у дедушки брали молоко. Он приносил домашнее, из-под коровки, на 5 этаж, ставил у двери, мы под коврик клали деньги».

Нынче на бывших совхозных полях вместо капусты растут высотки, одна другой масштабней, подавляя собой маленькое историческое Горелово. Но неожиданно среди этих гигантов-зданий взору вдруг предстаёт, как мираж, необыкновенной красоты сад, а в саду - храм!.. Храм священномученика Фаддея Тверского. Построен он монахиней Мануилой Турышевой на месте её разорённого родового дома. Благословил монахиню на возведение храма её духовник - известный в России старец протоиерей Николай Гурьянов.

МОНАХИНЯ МАНУИЛА (ТУРЫШЕВА), председатель приходского совета храма преподобного Алексия, человека Божия:
«Вот Фаддевский храм. Построили мы его очень быстро, за два года. Еще три года благоукрашали. Нашему храму всего 7 лет. Здесь находятся 95 частиц святых мощей, 7 икон чудотворных. Вот так Господь дает… Пришлось изучать ботанику, ведь у нас есть ботанический сад — больше 10 тысяч наименований растений».

Про него так и говорят: райский сад посреди спального района!

В общем, таков этот удивительный путь монахини Мануилы: от луноходов - к храму. Впрочем, и то, и другое - ближе к небу.

Горелово - давно уже не выжженная местность, а совсем наоборот: здесь и храмы возводят, и дома строят, и гуляют у красивого Гореловского озера, и ходят в библиотеку, в которой, кстати, есть замечательный музей. Примечательно, что находится библиотека на улице Коммунаров - то есть на бывшем Нарвском тракте, с которого и началась история Горелово.

145. Ржевка-Пороховые

146. Парнас

Многие считают, что все новые районы на одно лицо, но это не так: оно у каждого своё — со своей историей и предысторией. Вот и у этого района тоже есть особенности, и главная из них заключается в его названии.

Если ехать по проспекту Энгельса в сторону района Парнас, то справа взору откроется гигантская территория производственно-промышленной зоны, а слева - жилая зона. Это один из самых молодых районов жилищного строительства. Дома здесь по высоте могут посоперничать со знаменитым горным массивом Парнас в Греции!.. У одних фраза «Я живу на Парнасе» вызывает удивление (особенно у новых петербуржцев), а у других - улыбку.

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Когда я говорю: «Я живу на Парнасе» – мне отвечают: «Неужели там?!» Я смеюсь: «Да, я спустился с Парнаса. Я парголовский пейзанин».

Петербуржцам понятна шутка. Они прекрасно знают, что по соседству, в Парголово, есть гора, насыпанная ещё в XVIII веке и названная хозяином Парголовской мызы графом Шуваловым «Парнас» - в честь священной горы в Греции, места обитания богов и муз. К слову, в прежние времена парголовская гора была куда выше и нарядней. Сегодня же она выглядит как холм. Что касается амбициозного именования этой горы – оно вполне соответствовало времяпрепровождению и образу мыслей хозяев мызы и их гостей.

ЕЛЕНА ХРУСТОВА, заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Она привлекала поэтов, музыкантов. Мы знаем, что Римский-Корсаков венчался в церкви Петра и Павла. Мыза – очень живописное место, которое также привлекало художников: Шишкина, Брюллова…»

С горой в Парголово всё понятно. Однако, когда в 80-х годах XX столетия название обители Аполлона и муз - Парнас - получила промзона, мясокомбинат — это вызвало вполне понятное чувство недоумения.

Именование «Парнас» было дано исключительно по горе Шуваловского парка, а не по причине претензий трудящихся промзоны на небожительство на мифологической горе Греции. Да и сама территория промзоны в 70-ые мало напоминала пристанище муз.

ЭДУАРД КАЙЗЕР, генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Сложно представить себе, что в те годы, когда мы по шпалам ходили сюда, здесь не было никаких дорог, проспекта Энгельса не было (он заканчивался до железной дороги), а была прекрасная природа – пели соловьи, росли всякие деревья, кусты... Подумать о том, что в этой местности появятся промышленная и жилая зоны, было невозможно».

Тем не менее они появились - и жилая зона, и промышленная. Причём каждая из них «вещь в себе».

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Почти никто из живущих в этом районе к промзоне не имеет никакого отношения, не представляет себе, что это такое, не бывает там, потому что это не место для прогулок, место абсолютно непоэтичное. С Парнасом ее роднит только название».

До промзоны именование древнегреческой горы было дано станции железной дороги. Со временем название «Парнас» стало брендом: его нынче носят и сам район, и путепровод, и станция метро. Что интересно, когда-то станция метро «Парнас», украшенная витражами на тему античной мифологии, одиноко стояла в открытом поле…

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Я прекрасно помню: когда эта станция открылась, можно было из нее выйти и перед вами раскрывались огромные пространства вплоть до Шуваловского парка. Тогда никаких новостроек не было, они возникли только в начале 10-х годов. Новосёлы въехали сюда только в 2011-12 году. Я здесь сам живу с 2013-ого года. Здесь тогда еще только осваивалось. На моих глазах прокладывали новые улицы. Это было рождение нового района».

ЕЛЕНА ХРУСТОВА, заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Я помню, как мы с группой музейщиков вышли из метро и увидели следующую картину (нам она напомнила лунный кратер): вспаханная земля, торчащие пеньки… Кто-то с сожалением сказал, что когда-то здесь стоял густой лес, а что же теперь?!.»

А теперь стоит густой лес домов-великанов! Все эти новостройки появились не просто в поле, а в историческом месте. Об этом говорит название сохранившегося рядом поселка Торфяное.

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Торфяное основано еще в 1918-ом году. Здесь добывали торф во время блокады. Очень интересная блокадная история этого места. Ещё долго оставались большие поля, на которых были следы узкоколеек, по которым в блокаду возили вагонетки с торфом. Оставались даже следы шпал на этих узкоколейках. И по этим узкоколейкам мы выходили в поселок Торфяное, в котором тогда была активная жизнь!.. Он весь утопал в цветах. Это было место жизни!..»

Сегодня здесь растут не сады, а многоэтажные жилищные комплексы, которые всё больше вытесняют старину. Но остаётся и непреходящее: рядом, в садоводстве «Климовец» (удивительным образом сохранившемся подле новостроек) находится блокадный мемориал. Здесь похоронены жители Парголово и поселка Торфяное, которые работали в годы войны на торфопредприятии и погибли в страшное блокадное время. Так уж случилось, что в 60-е годы вокруг мемориала возникло садоводство. Теперь он стоит в окружении огородов и теплиц. Главное, что он есть, что он почитаем. Уже в новейшие времена рядом с братским захоронением садоводство воздвигло часовню.

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Кажется, что истории тут нет абсолютно никакой, а если покопаться, то тут и Торфяное, и Шуваловский парк, и Парголовская мыза, и блокадная история. Это место с «корнями».

Названия улиц тоже имеют свои «корни»: топонимика Парнаса продолжает традицию северных районов города, где, как известно, с 70-х годов улицам стали давать имена выдающихся деятелей искусства (да и само название района обязывает). Главные улицы названы в честь поэтов Николая Рубцова и Михаила Дудина, писателя Федора Абрамова, композитора Валерия Гаврилина.

На территории крупнейшей в Петербурге промзоны именования улиц не поражают воображение разнообразием: Верхняя улица и восемь Верхних переулков! Но одна из первых улиц в этом районе названа в середине 70-х Домостроительной, в честь Домостроительного комбината №7.

ЭДУАРД КАЙЗЕР, генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Это крупнейший в Европе комбинат панельного домостроения, который мог вести очень большие застройки в Ленинграде. В промзоне находятся десятки предприятий: и строительной индустрии, и производство деталей и профилей металлических, и лифтовое предприятие, которое преобразовалось потом в лифтостроительный завод».

В настоящее время в промзоне работают более 80-и предприятий. Несмотря на то, что древнегреческое название промзоны по-прежнему удивляет новых петербуржцев, она не собирается с ним прощаться. А жилая зона - и подавно. Хотя и она вряд ли у кого-то вызывает в памяти Древнюю Элладу...

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Конечно, от такой античной мифологии тут нет ничего, хотя вот в архитектуре зданий и в оформлении пространства некие античные элементы присутствуют. Здесь есть и колонны, напоминающие античные руины. Все это смотрится немного претенциозно…»

Заметим, что и от петербургской архитектуры здесь тоже, мягко говоря, немного…

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Очень непетербургская планировка улиц, расстановка зданий непетербургская. Если в прежних районах новостроек здания ставили под прямым углом и все направления движения были абсолютно предсказуемы и понятны, здесь все достаточно хаотично: улицы расположены не под прямыми углами, они извилистые, они заворачивают. Такая изюминка».

Изюминка есть и в этой улице, которая находится за рекой Старожиловкой. Она так и называется - Заречная…

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Про Заречную улицу хочется спеть! «Весна на Заречной улице» сразу вспоминается. Улица мифическая. Где-то она начинает идти, где-то она пропадает».

А вот деревьев на Парнасе явно не достаёт. И поэтому этот район нередко называют «каменными джунглями».

ЕЛЕНА ХРУСТОВА, заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Я слышала, что называют «каменными джунглями», но можно и центр Петербурга назвать «каменными джунглями» – там тоже нет деревьев. Зеленых насаждений у нас маловато... А парковая зона? Вот «прекрасный» синий забор: 10 гектаров предопределено, будет парковая зона создаваться. Здесь недалеко ещё Шуваловский парк. 10 минут ходьбы, и вы в Шуваловском парке. Да, зелёных насаждений здесь не много, но есть газоны, воздух чистый, который не сравнится с центром».

Жителям нравятся свой район. Особенно он дорог тем, кто с юности, ещё с 80-ых годов, связал с ним свою жизнь.

ЭДУАРД КАЙЗЕР, генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Конечно, это место, которое на всю жизнь самое близкое и самое родное. Это малая родина, это большая родина одновременно».

Но вот вопрос: а можно ли считать этот современный район историческим? Новый и исторический одновременно - нет ли в этом противоречия?

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ, краевед:
«Бывают старые исторические районы, как Семенцы, Коломяги, а бывают новые исторические, которые родились несколько лет назад. Однако поскольку это место со своими традициями, особенностями, то оно может считаться историческим районом. Я всегда говорю, что Парнас – новый исторический район нашего города».

Возможно, в будущем он оправдает и своё роскошное название. Парнас — это ещё и символ среды обитания служителей муз. Как назовёшь корабль - так он и поплывёт.







Малые родины большого Петербурга-1 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182075&hl=
Малые родины большого Петербурга-2 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182158&hl=
Малые родины большого Петербурга-3 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182199&hl=
Малые родины большого Петербурга-4 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182226&hl=
Малые родины большого Петербурга-5 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182305&hl=
Малые родины большого Петербурга-6 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182424&hl=
Малые родины большого Петербурга-7 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182934&hl=
Малые родины большого Петербурга-8 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182943&hl=
Малые родины большого Петербурга-9 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=182950&hl=
Малые родины большого Петербурга-10 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=184385&hl=
Малые родины большого Петербурга-11 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=186137&hl=
Малые родины большого Петербурга-12 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=188392&hl=
Малые родины большого Петербурга-13 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=191867&hl=
Малые родины большого Петербурга-14 - http://fenixclub.com/index.php?showtopic=195254&hl=
Перезаливает для архива: медикус




--------------------
"Тихо шифером шурша,
Крыша едет не спеша..."
Не помню, кто написал, но дома с этим согласны yes.gif

ПРОЕКТ: В музей - без поводка

Скрыть подпись


медикус
№2 Отправлено: 20.05.2020 - 18:06


Живёт здесь

Группа: Модераторы
Регистрация: 22.07.2008
Сообщений: 11770
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 16:18




Продолжение описания раздачи:

147. Графская Славянка

На окраине города Павловска, на берегу реки Славянки находится исторический район, который сегодня в обиходе называют «посёлок Динамо». А до этого он именовался Красной Славянкой, ещё раньше - Царской Славянкой, а начиналось всё - с Графской Славянки.

Визитной карточкой Графской Славянки по праву считается два шедевра архитектуры - дворец графини Юлии Самойловой и Церковь Святой Великомученицы Екатерины и Рождества Пресвятой Богородицы.

Но история этих мест началась задолго до Графской Славянки…

СЕРГЕЙ ВЫЖЕВСКИЙ, сотрудник музея истории г. Павловска:
«История восходит еще к новгородским временам. Действительно, на Славянке были в новгородское время земли бояр Авиновых, были земли Хутынского монастыря, что под Новгородом».

По всей видимости, монастырские земли дали название и деревне Попово, и речке Поповке, и этой горе, с которой открывается великолепный вид на реку Славянку…

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед:
«Так как все земли принадлежали церкви, получилось название «Поповая гора». Земли на вершине горы и вокруг, которые обрабатывались священнослужителями, управлялись с помощью крестьян, были поповскими».

Позже, в шведские времена, на Поповой горе находилась мыза дворянина королевской крови фельдмаршала Карла Юлленъельма.

СЕРГЕЙ ВЫЖЕВСКИЙ, сотрудник музея истории г. Павловска
«Карл Карлссон Юлленъельм.(Карлссон — сын Карла, Карлович) основал 3 поместья. Вот здесь находилось его поместье Карлберг – «Карлова гора»: место высокое — над Славянкой. Усадьба Карлберг принадлежала Юлленъельму и его потомкам практически до Северной войны».

После победы в Северной войне Пётр I возвращает эти земли России и дарит их своей супруге - Екатерине Скавронской, будущей императрице Екатерине I, которая, в свою очередь, передаёт поместье на берегу реки Славянки брату - Карлу Скавронскому и возводит его, крестьянина, в графское достоинство. Так с Карла Скавронского появляется название мызы — Графская Славянка.

ДМИТРИЙ БОХОНСКИЙ, историк, руководитель паломнической службы Царскосельского благочиния:
«Получается, что Карлберг становится имением очередного Карла — Карла Скавронского».

Кстати сказать, имя «Карл» было действительно знаменательным в истории Графской Славянки: последней владелице усадьбы из рода Скавронских, Юлии Самойловой, суждено было стать музой великого художника Карла Брюллова, прославившего её на весь мир в своих замечательных картинах.

ДМИТРИЙ БОХОНСКИЙ, историк, руководитель паломнической службы Царскосельского благочиния:
«О Юлии Самойловой многие знали как о невероятной красавице, в которую был влюблен Карл Брюллов. И мы ее, конечно, с вами можем увидеть на картинах, которые создал Карл Брюллов, и даже в «Помпеях». Идея написать эту картину у него родилась именно в прогулках с Юлией по развалинам этого города».

Как утверждают искусствоведы, художник изобразил на знаменитом полотне свою музу трижды. С именем Юлии Самойловой связан расцвет Графской Славянки: в её дворце, перестроенном архитектором Александром Брюлловым, братом Карла Брюллова, собиралась вся петербургская знать. Правда, в прежние времена в усадьбе графини были и оранжереи, и театр, и беломраморная купальня, а богатство интерьеров дворца неизменно изумляло именитых гостей - в общем, всё здесь при Юлии Павловне дышало роскошью и Италией, в которую она была влюблена.

ДМИТРИЙ БОХОНСКИЙ, историк, руководитель паломнической службы Царскосельского благочиния:
«Здесь при ней была настоящая Италия, было настоящее итальянское веселье, совершенно не годящееся для царственного Петербурга, что, кстати, раздражало и самого императора».

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед
«Она была очень образована, начитана, прекрасно пела, танцевала, была невероятно спортивная. В этом пруду она обнаженная плавала с большой скоростью. Высокого роста, 180 см, владела фехтованием, со своим мужем Николаем Самойловым проводила турниры на шпагах. Все удивлялись и восхищались. И негативно к ней относились, докладывали императору: "Что это такое, какая-то свободная женщина!"».

А вот храм при усадьбе был воздвигнут ещё во времена графа Мартына Карловича Скавронского в середине XVIII века. При графине Юлии Самойловой храм был перестроен по проекту архитектора Доменико Адамини. Впоследствии, когда усадьба была куплена Николаем I (в связи с чем она стала называться уже Царской Славянкой), храм перестаивал архитектор Александр Резанов.

Церковь удивительно красивая и необычная - в ней два храма: нижний храм освящён во имя Святой Великомученицы Екатерины, а верхний посвящён Рождеству Пресвятой Богородицы.

СЕРГЕЙ ВЫЖЕВСКИЙ, сотрудник музея истории г. Павловска:
«Этот храм после войны работал, на территории Павловска он старейший действующий. Другие открылись уже в 90-е годы. В храме, конечно же, своя атмосфера, он намоленный такой».

ДМИТРИЙ БОХОНСКИЙ, историк, руководитель паломнической службы Царскосельского благочиния:
«Во многих исторических сведениях говорится о том, что наши войска, когда уходили отсюда в августе 1941-го года, взорвали колокольню и главку этой церкви, то есть купол. Но была найдена фотография испанского воина, который стоял примерно на том месте, где мы сейчас с вами находимся, на фоне храма — и храм целый. Так получилось, что пострадала верхняя часть этой церкви только в конце войны, когда, наверное, наши войска уже массивным артобстрелом выгоняли отсюда захватчиков».

Пострадал и графский дворец. Дело в том, что в нём располагался штаб испанской "Голубой дивизии" (такое название она получила по цвету синих рубашек). Испанские добровольцы воевали на стороне немцев и выпроваживать их из дворца тоже пришлось с помощью артиллерии.

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед:
«Вся территория была изрыта катакомбами, пулеметными гнездами; здесь были кругом пулеметные доты, дзоты, склады, боеприпасы. Периодически наша авиация бомбила, артиллерия обстреливала. И после войны было огромное количество воронок. И я наблюдал, как эти воронки наша техника бульдозерами сравнивала».

На старом кладбище у храма есть могила двадцатилетнего лётчика-истребителя Михаила Саталкина, героически погибшего в неравном сражении 23 февраля 1942-го года.

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед
«Был бой знаменитого летчика Саталкина с немецкими самолетами. Они пытались уничтожить наш самолет-разведчик, и Саталкин сумел лидера "мессершмитта" завалить. В результате этого генерал Эстебан Инфантес, увидев героический поступок, мастерство летчика-аса, предложил захоронить его торжественно у церкви».

По другим сведениям, приказ похоронить героя у храма отдали не испанцы, а немцы. Так или иначе, но несомненно одно: мужеством и бесстрашием лётчика были поражены даже враги.

Во время войны были разрушены исторические здания Ольгинского приюта трудолюбия, учреждённого Николаем II в честь небесной покровительницы старшей дочери, великой княжны Ольги. В этом приюте воспитывали и обучали детей-сирот садоводству, рукоделию, ремёслам.

СЕРГЕЙ ВЫЖЕВСКИЙ, сотрудник музея истории г. Павловска:
«После революции здесь размещается детская колония, и называется это все "Красная Славянка". В колонии работают воспитателями такие известные люди, как Николай Анциферов и Юрий Тынянов. Анциферов здесь с этими детьми попал в переделку, когда на Петроград наступали войска Юденича. Они забирались в подвалы, прятались, пока шли бои. Здесь снаряды летали, рвались, воспитатели спасали детей; дождались, пока наконец Юденич был отброшен».

На сегодняшний день от Ольгинского приюта трудолюбия осталось лишь это краснокирпичное здание: нынче в нём размещается подростково-молодёжный клуб «Павловчанин». На фундаменте же бывшего учебного центра Ольгинского приюта построен магазин.

А это здание в деревне Попово было возведено для Евангелическо-лютеранской Церкви святой Марии Магдалины прихода Веньёки (в переводе с финского означает "Русская речка", то есть речка Славянка). Нынче здание занимает Павловская опытная станция ВИР - Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Николая Ивановича Вавилова. Сама же история Павловской опытной станции и её уникальной коллекции началась ещё в 1926-м году, и эти исконно садоводческие земли выбирал лично Николай Вавилов. Тогда этот район назывался Красной Славянкой. А в 60-ые годы это уже посёлок Динамо.

ДМИТРИЙ БОХОНСКИЙ, историк, руководитель паломнической службы Царскосельского благочиния:
«После таких названий, как Графская Славянка, Царская Славянка, наименование населенного пункта "Динамо" немножко режет слух. Но это не просто так: здесь был построен завод, который создавал спортивный инвентарь. Раз спортивный инвентарь, то и название тоже должно быть спортивное — "Динамо". И он таким получился поселковообразующим заводом, дал название всему поселку».

И надо сказать, предприятие работало успешно, здесь выпускали и спортивную обувь, и спортивную одежду, и инвентарь. И открывали новые экспериментальные цеха.

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед:
«Цех по производству "молний"! Мы ещё застежку-молнию не знали, а здесь впервые их применили — были лыжные костюмы. Также делали спортивные подкидные доски, шведские стенки, знаменитые бильярды из очень ценных пород дерева. Работало около 600 человек». Когда наступило время перестройки, решили изменить технологию, и появился цех по производству кроссовок. Они были в моде и шли нарасхват. Все ходили в этих кроссовках. Иногда не кондицию продавали населению».

В общем, своим первым кроссовкам ленинградцы были обязаны посёлку Динамо.

Но сегодня название «Динамо» осталось лишь на табличке при въезде в бывший посёлок - нынче он является исторической частью города Павловска. Но, как поётся в известной песне, «Ничто на земле не проходит бесследно», и все Славянки - Красная, Царская, Графская - оставили здесь свой след…

СЕРГЕЙ ВЫЖЕВСКИЙ, сотрудник музея истории г. Павловска
«За дворцом находится пруд в форме латинской буквы "S", как считают, по фамилии Скавронских. За прудом просматривается прямая дорога, которая когда-то вела в Царское село. Сейчас от нее сохранился маленький участок до деревни Попово; разбитая, такая, можно сказать, проселочная дорога. Конечно, деревья послевоенные по ее сторонам растут. Ну, такая душевная аллея».

И не только аллея - здесь вообще место душевное, особенно в осеннюю пору: живописный парк, словно погружённый в свои воспоминания, старинный храм, дворец Юлии Самойловой, восставший из руин, одинокий и прекрасный… А ещё здесь есть необыкновенный дуб.

АЛЕКСАНДР КОМИССАРОВ, краевед:
«С северной стороны здания находится дуб, посаженый лично императором Петром Великим в тот период, когда он подарил эти земли своей жене Екатерине Скавронской».

Но, возможно, это просто одна из красивых легенд, коих немало в этом краю, где из века в век течёт река Славянка, давшая в своё время имя не только этой земле, но и вехам её богатой истории…

Обсуждение:

Александр Комиссаров 23:34, 01 декабря

Следует внести изменения в текст - Дуб находится с южной стороны главного здания!
Интересный факт упущен в описании здания и церкви. Под зданием находится вход в подземелья дворца с южной стороны здания. Внутри вход с первого этажа в подвальные помещения. Далее подземный ход в хорошем состоянии ведет в церковь - 600 метров.. Видимо, это масонские элементы архитектурной и идеологической деятельности графини Самойловой Ю.П. - по должности она была рыцарем масонской ложи, а её дед граф Ю.П. Литта был командором Мальтийского ордена масонов в России.. Входы в подземелья замурованы в 50-х годах XX века по причине многократного проникновения воров в церковь с целью воровства.

Александр Комиссаров 00:21, 23 ноября

Деятельность режиссёра Александра Щербаносова заслуживает всяческого поощрения, как и артиста с закадровым голосом и композитора.. По данному материалу и других следует использовать разработки НИИ Генерального плана Санкт-Петербурга, чтобы информировать телезрителя о будущих преобразованиях, так как в материалах Генплана есть прекрасные эскизы с колоссальным эффектом воздействия, с профессионально грамотными архитекторами-талантами с их комментариями. Назрело время переводить созданные фильмы на основные мировые языки и транслировать на все континенты планеты..

148. Белоостров

В Курортном районе Петербурга, на берегу реки Сестры есть посёлок, граничащий в северо-восточной части с Ленинградской областью. И надо сказать, что граница - это особенность данного исторического района, название которого звучит загадочно - Белоостров.

Ещё карелы называли это место Валгасарь, что означало «белый остров». Но вот вопрос: почему - остров? И почему - белый? Версий много - и все романтические.

ГЕОРГИЙ КОТОВ, житель посёлка Белоостров:
«Есть одна из версий, что часть Белоострова расположена на холме, и, когда низкий туман опускается на эту местность, то возвышенность торчит, как из облака, и выглядит, как белый остров».

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«Старожилам кажется, что, по весне на болоте появлялось какое-то растение (названия не знаю) с белыми, словно из ваты, цветами — и всё вокруг было бело!»

Но самая распространенная версия связана с черёмухой, щедро растущей в мае по берегам реки Сестры: жители уверяют, что в пору её цветения весь поселок погружается в белый цвет - отсюда и название.

АЛЕКСАНДРА ОЛЕНЕВА, депутат муниципального совета МО посёлок Белоостров:
«Считается, что это одно из самых «черемушных» мест в нашей стране, и даже во всем бывшем Советском Союзе. Однако скептики эту версию не подтверждают, потому что исторически Старый Белоостров, (та деревня, которая дала название нынешнему району) очень далеко от русла находится — в 4-х километрах».

Действительно, существуют два Белоострова - Старый и Новый.

Старый Белоостров сегодня представляет собой огромную территорию садоводства, которое возникло после войны, и нынче ничто не напоминает о том, что именно в этих местах начиналась история посёлка.

АЛЕКСАНДРА ОЛЕНЕВА, депутат муниципального совета МО посёлок Белоостров:
«На самом деле, здесь земли были заселены еще пять тысяч лет назад. На раскопках археологи находят керамические черепки в районе болота. Курганы есть и в районе Белоострова и в районе Дюбунов. Несколько тысяч лет до нашей эры здесь жили люди».

Первые упоминания в летописи о деревне Валгасарь (Белый остров) относятся к тем временам, когда эти земли входили в Водскую пятину Великого Новгорода. В деревне жили крестьяне, занимались земледелием, здесь была построена лютеранская церковь святых Петра и Павла - увы, этот красивый старинный храм был утрачен в годы Великой Отечественной войны.

Как сообщают исторические документы, деревня Белый остров была большая и вполне самодостаточная.

СЕРГЕЙ МЕЛЕХИН, краевед:
«Деревня имела статус таможенной, то есть пограничной. Была своя таможенная застава, была почтовая станция, была даже маленькая тюрьма — такой СИЗО, полицейский участок».

А Новый Белоостров появился в конце XIX века, когда была построена железнодорожная станция с великолепным деревянным вокзалом, которую назвали по ближайшей деревне - «Белоостров». И вскоре рядом со станцией образовалось дачное поселение, получившее, в свою очередь, именование по станции. Таким образом, получилось два Белоострова. И тогда деревню-прародителя стали называть Старый Белоостров, а поселение возле станции - Новый Белоостров.

Новый Белоостров не зря приглянулся дачникам - кругом великолепные леса, озёра, а со временем в посёлке появились и летний театр, и кинотеатр, и библиотека, то есть до революции дачная жизнь в этих местах радовала.

ГЕОРГИЙ КОТОВ, житель посёлка Белоостров:
«Это место примечательно тем, что здесь протекает река Сестра, по которой проходила первая северная граница Новгородской Руси. В 1323-ом году об этом было заключено между Новгородской Русью и Швецией. Практически до Великой Отечественной войны река сестра выполняла эту функцию».

До 1918-го года река Сестра была границей между Великим княжеством Финляндским и остальной территории Российской империи, в которую Финляндия входила. Финны так и называли реку Сестру - Раяйоки, что в переводе означало «Пограничная река».

СЕРГЕЙ МЕЛЕХИН, краевед:
«В общем, границ-то особо не было. Это все равно что в соседнюю республику поехать. На территории Финляндии у многих петербуржцев были дачи. Это было очень модно. Репино, Солнечное, Комарово — это все территория Финляндии».

Примечательно и то, что Белоостров оставался многонациональным: здесь жили и русские, и финны, и эстонцы.

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«Моя мама была финка, папа — русский, мама здесь же, в Белоострове, родилась. Белоостров был не сплошной, как сейчас, а разделенный на деревеньки: Я родилась в одной из таких — Соболевке. Была еще деревня Александровка...»

В деревне Александровке жили рабочие знаменитой в те времена бумагоделательной фабрики Александра Ольхинa, чьё имя и получила деревня. В память о ней нынче названо Александровское шоссе.

Супруга Александра Ольхина, Елизавета Кайданова, была владелицей Белоостровской вотчины; она построила Троицкую церковь, которую старожилы хорошо помнят.

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«Это была большая церковь! Настоящая, старинная…»

В советское атеистическое время многие церкви, как правило, были закрыты для богослужения, эта участь не миновала и Троицкую.

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«После революции это был уже не храм… Там стояли лошади».

А в войну от здания Троицкой церкви не осталось и следа. Впрочем, нет: след остался.

СЕРГЕЙ МЕЛЕХИН, краевед:
«В начале 2000-х краевед М. А. Логунцов, который занимается Белоостровом, нашел следы фундамента этой церкви и по своей инициативе установил там деревянный поклонный крест».

И теперь это живая память Белоострова.
Жизнь рано или поздно всё расставляет на свои места. Например, после революции посёлку Белоостров решили дать новое название, идейно выдержанное — Красноостров.

ГЕОРГИЙ КОТОВ, житель посёлка Белоостров:
«Скорее всего, название «Белоостров» ассоциировалось с Белой гвардией и поэтому было решение переименовать поселок в Красноостров, что более соответствовало духу времени».

Название не прижилось - и в скором времени историческое имя посёлку вернулось. После провозглашения независимости Финляндии в 1917 году и до 1940-го года река Сестра продолжала оставаться границей - но уже между Финляндией и Советским Союзом. И, как рассказывают старожилы, в реке Сестре нельзя было ни купаться, ни рыбу ловить.

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«К ней даже подходить нельзя было, потому что было установлено заграждение — 8 рядов проволоки. Здесь же уже была погранзона, все было обнесено. Мы с трудом туда попадали, должны были паспорт предъявлять».

Невероятно, но в этой погранзоне, на месте нынешнего вокзала, построенного в середине прошлого столетия, в 1934-м году был сооружён совершенно другой вокзал - грандиозный, монументальный. Его строительство курировал лично Сергей Миронович Киров.

ГЕОРГИЙ КОТОВ, житель посёлка Белоостров:
«Как ни странно, выглядел он почти как Финляндский вокзал. Можно подумать — почему? Кажется, маленький поселок, а такой роскошный вокзал был построен. Ну, надо вспомнить, что это были ворота страны, это был въезд в Советский Союз из Финляндии. Огромный вокзал — визитная карточка страны».

ИРИНА РЕБАНЕ, житель блокадного Ленинграда:
«Шикарный вокзал. На втором этаже, ресторан красивый был. Мы с папой ходили специально посмотреть, из любопытства».

В Великую Отечественную войну вокзал был разрушен. И не только вокзал: линия фронта проходила через Старый Белоостров и Новый Белоостров, здесь шли жестокие бои. Но к ним готовились: ещё с начала 30-х годов на этой территории строили оборонительную линию долговременных огневых точек - КаУР (Карельский укреплённый район). На Тупикoвой улице сохранились обломки мощнейшего ДОТа, который в народе называли «Миллионер»: считалось, что на его строительство потратили миллион рублей (огромная сумма по тем временам).

СЕРГЕЙ МЕЛЕХИН, краевед:
«Во время войны финны его заняли, они выбили наших и в течение трех лет сидели в этом доте. И вплоть до 1944-го года нашим никак не удавалось прорваться, что, в принципе, показало надежность этого оборонительного сооружения. Только вот при Выборгской наступательной операции в 1944-ом году методом полного разрушения дота удалось их выбить: прямой наводкой стреляли в одно и ту же точку нескольких часов. И тогда только потихонечку в конце концов наш советский военный бетон треснул, снаряды стали попадать туда, и всё — финны ушли. Но, уходя, они подорвали его изнутри, поэтому одни обломки остались».

От посёлка тоже одни обломки остались - война не пощадила Белоостров - ни Старый, ни Новый…

СЕРГЕЙ МЕЛЕХИН, краевед:
«Здесь вся местность представляла собой лунный пейзаж: фактически пустошь, вся изрытая воронками».

АЛЕКСАНДРА ОЛЕНЕВА, депутат муниципального совета МО посёлок Белоостров:
«Да, после войны здесь не сохранилось вообще ничего. Как вспоминают местные жители, возвращались — и на месте домов, где когда-то жили, были только воронки, обломки, развалины. Поселок начал строиться практически с нуля».

А на месте полностью уничтоженного войной Старого Белоострова возникло садоводство, со временем оно разрослось и ныне представляет собой обширную территорию, застроенную дачами с садами и огородами, но память о войне, разрушившей прежний Старый Белоостров, хранит воздвигнутый здесь мемориал «Сад мира», который входит в «Зелёный пояс славы».

Память о прошедших боях хранят и знаменитые Сестрорецкие болота, которые входили в систему Карельского укрепрайона. Сегодня они имеют статус особо охраняемой природной территории. Необычно красивое место.

АЛЕКСАНДРА ОЛЕНЕВА, депутат муниципального совета МО посёлок Белоостров:
«Болото очень древнее. Статус заказника оно приобрело в 2011-ом году, совершенно недавно. До этого территории были неосвоенные и непроходимые. Только местные жители могли по каким-то тропинкам и сопкам пробираться, собирать грибы и ягоды. Лоси, лисицы — такая живность тут обитает. Три четверти этих земель — торфяники, поэтому пройти сложно, но местные, конечно, знают тропы».

Местные жители знают не только тропы на болоте, но и тропы в прошлое. Многое унесла война, но остались бесценные воспоминания жителей, остались старые чёрно-белые фотографии - эти уникальные документы времени, осталась большая удивительная история этой древней земли - малой родины большого Петербурга.

149. Горская

Этот исторический район Петербурга расположен на песчаном выступе самой высокой части Литоринового уступа, и поэтому в стародавние времена это место называли Гора (в переводе с финского «Равомяки» означает Лисья гора), а в начале ХХ века здесь образовался дачный посёлок, именование которого сохранилось и по сей день - Горская.
В настоящее время посёлок является частью города Сестрорецка, тем не менее топоним «Горская» не исчез, а напротив: здесь и улицы Горские, и железнодорожная станция «Горская», и речка с названием Горский ручей - кстати, самое, можно сказать, историческое место этого посёлка.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«Ручей был границей, я думаю, еще и в допетровский период, когда тут было княжество Новгородское. В 1811-ом году по ручью шла граница между Великим княжеством Финляндским и Санкт-Петербургской губернией».

Но сегодня об этом уже мало кто помнит. А надо сказать, что Горский ручей - это красивое, живописное место. Правда, жители говорят, что раньше он был куда шире и краше…

ОЛЬГА УНЩИКОВА, житель блокадного Ленинграда:
«Это наша речечка, наш ручеек… Течет из Разливского озера в залив. Она чистенькая, хорошая. На бережок всегда ходили дурака валять, как говорится. А сейчас ручей уже обмелел, стал плохоньким…»

Всё течёт, всё меняется. И вокзал уже не тот. А в начале ХХ века, когда была построена Приморская Санкт-Петербург-Сестрорецкая железная дорога, открывшаяся станция в Горской была центром жизни посёлка. Но первоначально она называлась по имени соседствующего с Горской посёлка - Лисий Нос.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«Конечно, станция была не такой, какой мы ее сегодня видим: здание с элементами модерна, с изящной резьбой. Здесь стояли купеческие лавки. Купец Колочев на Привокзальной площади имел собственный магазин, в котором продавали вино, фрукты, овощи. Около вокзала был аптечный магазин. Все знали, что у вокзала есть телеграф и телефон. На вокзале были кассы, а также комнаты отдыха».

Нынче Горская входит в состав Курортного района Петербурга и это вполне естественно, ведь эти великолепные места на берегу Финского залива издавна слыли как дачные. Однако сто лет назад здесь было уже не до дач: революции и войны ХХ столетия навсегда изменили и Горскую, и уклад жизни её обитателей.

Во время Великой Отечественной войны в Горской находился один из основных военных аэродромов, защищавших Ленинград с неба - и это особая и героическая страница истории посёлка. Здесь базировались авиационные полки, и, в частности, 26-ой истребительный гвардейский.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«Знаменитый полк 26-ой ночных истребителей. Командовал герой Советского Союза В. Мациевич. В полку служили Д. Оскаленко, В. Щербина, тоже герои Советского Союза. Сюда зимой с концертами приезжала великая Клавдия Шульженко с аккордеонистом; пела без микрофона — в клубе, в домах обычных, где летчики отдыхали — Клавдия Шульженко! Это важно: жители до сих пор вспоминают ее концерты».

ЛИДИЯ СКОБЕЛЕВ, заслуженный учитель России:
«Рядом с 26-ым гвардейским истребительным располагался зенитный полк, который тоже вел защиту и оборону Ленинграда. И в этом полку служил замечательный артист, которого мы все знаем, помним и любим, Ю.В. Никулин».

После войны в Горской стояла воинская часть и аэродром стал учебным для Высшей школы младших авиаспециалистов ПВО - аббревиатура ШМАС. Выпускники ШМАСа в Горской называли себя - «горцы».

ОЛЬГА УНЩИКОВА, житель блокадного Ленинграда:
«В военный городок местная молодежь ходила на танцы. И девчонки вышли замуж за солдатиков, которые служили в этой части. Мы тоже туда ходили, но мы были маленькие — нас прогоняли. Зато зимой всегда была лыжная трасса. На трассу нас уже пускали, и мы там все время катались на лыжах».

АЛЕКСАНДР КУДРЯВЦЕВ, командир авиационного отряда, заслуженный работник транспорта Российской Федерации:
«Когда я был пацаном, в школе учился, мы сюда ездили с горок кататься. Вот напротив нас кладбище. Железная дорога была, а основного шоссе не построили — только вымощенная булыжником дорога. Мы с местными ребятами, горушками, под машинами и катались».

Позже аэродром был передан в распоряжение Аэроклуба ДОСААФ. И началась его новая история.

АЛЕКСАНДР КУДРЯВЦЕВ, командир авиационного отряда, заслуженный работник транспорта Российской Федерации:
«Со всего Союза нам присылали самолеты. По всем аэроклубам собирали. Прислали 16 штук. Железной дорогой их перевозили, я сам лично в 1962-ом году участвовал. В начале 1963-го начались полеты. Приглашали летчиков, инструкторов: кто в армии служил, кто из училища. Аэроклуб работал хорошо и очень сильно: мы подготовили мастеров спорта, вышли на международную арену. Наши выдающиеся летчики-спортсмены — абсолютные чемпионы мира, мастера спорта Алексей Ячменев и Виктор Смолин».

В Горскую зачастили и кинематографисты. Здесь, на аэродроме и в военном городке, проходили съёмки замечательных фильмов киностудии «Ленфильм», таких как «Зелёные цепочки», «Блокада», «Порох». Многие жители посёлка стали свидетелями съёмок и знаменитой, незабываемой киноленты «Хроника пикирующего бомбардировщика».

В общем, для обитателей Горской и посёлка Лисий Нос военный городок стал неотъемлемой частью их будней и праздников.

ЛИДИЯ СКОБЕЛЕВА, заслуженный учитель России:
«В военном городке нас принимали в пионеры, там мы отмечали большие события. Самым интересным был праздник, посвященный Дню авиации».

АЛЕКСАНДР КУДРЯВЦЕВ, командир авиационного отряда, заслуженный работник транспорта Российской Федерации:
«Каждый год 18 августа мы отмечали авиационный праздник. Тогда не делили —ВВС или гражданская авиация, один был праздник. Народу собиралось столько — не пройти, как на Дворцовой площади. Билеты были бесплатные. Все приходили посмотреть. Праздники были великолепные».

ОЛЬГА УНЩИКОВА,житель блокадного Ленинграда:
«Над Горской пролетали самолеты с флагами, с разноцветных парашютами прыгали десантники. Так интересно было смотреть. Не все, конечно, хорошо прыгали. Некоторых уносило в лес, бывало. Потом им помогали распутываться, снимали с деревьев».

Вот такая была яркая и необыкновенно красивая жизнь у жителей Горской - с самолётами, планерами и разноцветными парашютами в небе. Нынче всё это ушло в историю. Сам же военный городок, спасший в Великую Отечественную город Ленинград от уничтожения, выглядит сегодня печально…

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«На территории бывшего военного городка множество зданий построено еще до войны; они выдержали блокаду, годы разрухи, но, к сожалению, не устояли в последние годы…»

А из десяти исторических дач, которые украшали поселок Горская, сохранилось лишь два здания - это дачи фабриканта Фридриха Кана.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«К сожалению, один дом остался совсем без декоративных элементов модерна, другой, который еще 5-10 лет назад был словно игрушка, тоже увядает. Не сохранился балкон, но осталась знаменитая башня, с который был виден залив».

Не сохранилась в Горской и церковь Спаса Нерукотворного Образа, снесённая в 1933-м году. При ней была приходская школа, которая работала и в советское время.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«Церковно-приходскую школу просто переименовали. Преподавание шло и во время блокады, и во время войны: учителя и сотрудники школы служили и жили так же, как и воины».

Есть в Горской и свято чтимое для всех жителей место - это старинное кладбище. Когда-то здесь был лютеранский погост. Но из старых захоронений уцелели лишь могилы, относящиеся к началу прошлого века. Оставила здесь свой трагический след и Великая Отечественная война.

ЛИДИЯ СКОБЕЛЕВА, заслуженный учитель России:
«На кладбище находится мемориальная площадка — на месте, где покоятся жертвы блокады, летчики 26-ого истребительного гвардейского авиационного полка, 116-ой зенитной батареи, жители Кронштадта и Ораниенбаума, которых не смогли довезти до большой земли — они умерли по дороге. Уникальным является и "блокадный ров". В этом рву лежат 1830 блокадников, погибших с февраля по апрель 1942 года. Установить личность многих умерших не удалось».

ОЛЬГА УНЩИКОВА, житель блокадного Ленинграда:
«Очень много погибших похоронено на этом кладбище. Это священное место. В памятные даты — день начала блокады, день прорыва — мы приходим на кладбище, возлагаем венки».

А новый век продолжает нести перемены. Первый километр комплекса защитных сооружений, как известно, начинается от поселка Горская, и дамба проходит, в частности, через 7-й форт. С давних времён это место облюбовали горские рыбаки, и теперь, говорят, рыбацких лодок стало гораздо меньше… Но что-то уходит, а что-то обязательно приходит. Например, здесь, на Литориновом уступе, планируют построить большой туристический центр.

ЛИДИЯ СКОБЕЛЕВА, заслуженный учитель России:
«Будет яхт-клуб на 500-600 мест, горнолыжный курорт и апартаменты для отдыха. Цель — привлечение в город инвестиций. Будут рабочие места. Жалко только белых и серых цапель, которые там водятся. Это уникальные птицы, редкие. Куда они спрячутся потом — неизвестно».

ОЛЬГА УНЩИКОВА, житель блокадного Ленинграда:
«А каждую весну уже в течение 7 лет прилетают белые лебеди и останавливаются на неделю на вновь вырытом карьере».

Лебеди, цапли, Финский залив, дамба, летящая через залив, - вот такая великолепная картина открывается нынче жителям Горской, которые традиционно живут в режиме перемен. Однако не забывают здесь и об истории своего посёлка и не перестают надеяться на его возрождение.

ВИКТОР ФЁДОРОВ, историк, краевед:
«Поселок наш должен возродиться — как аэродром ДОСААФа, чтобы вновь летали самолеты, тренировались парашютисты — всегда: и зимой, и летом, и весной, и осенью. Нужно, чтобы появились красивые дачи в стиле начала XX века, а может, и в новом. Пусть появятся новые санатории, ведь они здесь всегда существовали. Пусть будет возрождение!»

И к этому взывает историческая память. Неслучайно Дмитрий Сергеевич Лихачёв писал: «Беспамятство - разрушительно, память - созидательна».
А память надёжно хранят названия улиц, станции, ручья и самого посёлка, прочно скрепляя страницы прошлого и настоящего Горской.

150. Песочный

В Курортном районе Санкт-Петербурга есть необычный посёлок: его старая часть утопает в вековых соснах, а сохранившиеся необыкновенной красоты старинные здания напоминают о том, что когда-то он имел титулованное название - Графская.
Нынче этот посёлок известен под именем Песочный. Сегодня он стремительно меняется - строятся новые дома и дачи, меняя облик старого Песочного, но родившиеся здесь, хорошо помнят, каким он был полвека назад…

АЛЕКСАНДР ПОЗДНЯКОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации:
«Это был дивный, заштатный, очаровательный оазис: песочная почва и толстенные сосны Веймутова. В поселке жили люди, как раньше говорили, интеллигентных профессий: и академики, и писатели, и поэты, и художники. Вся Песочная состояла из деревянных шале — усадебных домиков с резьбой, с архитектурными излишествами.Песочная для меня, конечно, очень важное место. Я туда иногда приезжаю, чтобы прогуляться по ее аллеям. Правда, сосен уже меньше, заборов и автомобилей больше; и патриархальный быт уходит».

Да, нынче Песочный другой. И многие так называемые «излишества в архитектуре» тоже утрачены. Тем не менее здесь ещё остаются драгоценные приметы и следы ушедших эпох - и этим тоже дорог этот старый уголок Петербурга.

Официальная дата рождения посёлка - 1902-ой год, но важно отметить, что вначале он именовался Графская колония. Слово «колония» было в то время в ходу и означало «поселение». Но эта часть топонима не прижилась, и посёлок в дальнейшем стали назвать - Графская.
Вся история Графской связана с семьями графа Левашова и князя Вяземского. Однако эти земли не пустовали и раньше.

ЛЮБОВЬ БРОНЗОВА, краевед, руководитель клуба «Моя малая родина», посёлок Песочный:
«Владели этими землями выдающиеся люди — военные и государственные служащие. Первым владельцем был Ф. М. Апраксин, земли ему в 1710 году подарил за взятие Выборга у шведов Петр I. Затем был граф Потемкин, потом граф Орлов, граф Лопухин. Последним владельцем стал В. В. Левашов, участник войны 1812-го года, герой, который имеет множество наград».

И именно при детях и внуках графа Василия Левашова посёлок стал обустраиваться. Когда появилась железная дорога, часть графских земель стали продавать под дачное строительство, и началась новая история Графской.

ЛЮБОВЬ БРОНЗОВА, краевед, руководитель клуба «Моя малая родина», посёлок Песочный:
«Было «Общество пожарное». Кстати говоря, у пожарных был свой духовой оркестр, они зарабатывали деньги на нужды своей дружины — играли в театре. Был свой театр — замечательный. Было «Общество обывателей», «Общество любителей духовой музыки».

А 18 июля 1904-го года в Графской состоялось знаменательное событие - освящение церкви Преподобного Серафима Саровского.

Красота храма поражает - это воистину высокий образец деревянного зодчества. Строил церковь военный инженер Иван Соколов по проекту архитектора Василия Сарандинaки. А освящал храм Преосвященный Сeргий (Страгорoдский) - будущий Патриарх Московский и Всея Руси.
Почитаем этот храм еще и потому, что он связан с жизнью и служением канонизированных святых - праведного Иоанна Кронштадтского и священномученика Филосoфа Орнaтского.
В страшное богоборческое время церковь была разграблена и для богослужения закрыта.

НАДЕЖДА ЯЛКИНА, председатель Общества жителей блокадного Ленинграда пос. Песочный:
«Осталась у нас разоренная церковь. И в эту церковь мы ходили на танцы, там показывали кино; там находилось и бюро проката. Это уже потом у нас построили Дом культуры».

АЛЕКСАНДР ПОЗДНЯКОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации:
«Выдавали напрокат холодильники, коляски и другие нужные вещи. Сейчас церковь в этом романтичном уголке Песочной восстановлена».

Возрождение храма началось уже в новые времена. Церковь реставрировали. И она вернулась к жизни.

НАДЕЖДА ЯЛКИНА, председатель Общества жителей блокадного Ленинграда пос. Песочный:
«У нас в поселке Песочное есть источник. Он расположен в замечательном месте: внизу протекает Черная речка, и этот источник впадает в нее. Вода чистая, хрустальная, очень вкусная. Специалисты брали пробу. И теперь из города все сюда за водой приезжают. Представляете, столько много народу!.. И, конечно, этот источник у нас освящается батюшкой».

Уже в советское время, в 1920-ые годы, в посёлке был открыт первый «очаг» (так называли здесь детские сады), появился и клуб «Знание», за ним - изба-читальня, была построена больница. А вот само название посёлка вскоре было лишено графского достоинства: ему дали новое имя - Песочный (по песчаной почве), а платформа «Графская» соответственно стала называться - «Песочная».

Позже, уже в 1950-ые годы, переименовали и улицы, первоначально носившие имена членов семей князей Вяземских и графов Левашовых.

НАТАЛИЯ ГЕНИНА, психолог, житель посёлка Песочный:
«Я живу на углу Песочной и Советской. Раньше бы сказали: это угол Елизаветинской и Вяземского проспекта. Улица, которая сейчас называется Краснофлотской (от нее начинается военно-морской городок) раньше называлась Леонидовская. А на перекрестке с бывшей Елизаветинской, целый квартал занимали дома Вяземских. Поселок находится на самой высокой в этой местности горке. Когда мы идем со станции — всё вверх, вверх, вверх, а потом спускаемся. Графские дома всегда располагались на какой-то возвышенности.Детьми мы бегали по этим домам. Там были дачи, по крайней мере, мы так их называли. Мы находили заброшенные флигели, флюгеры со странными чугунными изображениями.Нам говорили, что здесь жил графский сапожник. Мы понимали, что это место с историей».

Есть в Песочном и улица Телевидения. Но, как говорят краеведы, такой улицы нет - она самопровозглашённая. Однако табличка с названием выглядит вполне настоящей.
А вот Дом культуры в Песочном есть, причём это гордость песочинцев (как называют себя местные жители) - в нём более девяноста кружков. Есть в Песочном и чудесные скверы - в полном смысле этого слова, с чудесами: с дивными сказочными героями — в одном, со смешным мультипликационным Почтальоном Печкиным - в другом.
И, конечно, нельзя не сказать, что во все времена посёлок Песочный любили дачники.

АЛЕКСАНДР ПОЗДНЯКОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации:
«Можно было недорого снять комнатку или целую дачу. А в 1950-е годы начали активно строить новые дома. Со временем поселок превратился в удивительный пригород, куда приезжали художники на этюды. Писали сосны, наслаждались пением птиц, стуком дятла. В общем, романтическая, вдохновляющая здесь природа».

Широко известен Песочный и своими тремя крупнейшими в стране онкологическими научными центрами. Не случайно на эмблеме посёлка изображена чаша со змеёй - символ медицины.

НАДЕЖДА ЯЛКИНА, председатель Общества жителей блокадного Ленинграда пос. Песочный:
«У нас и наука, и церковь, и школа. Как-то все это объединяют у нас. Мы живем очень комфортно. Нам нравится наш поселок».

Есть в Песочном и военный-морской городок, он был построен уже после войны. Но ещё раньше - с 1917-го года по 1941-й - посёлок входил в пограничную зону, а в годы Великой Отечественной Песочный являлся прифронтовой территорией. И это особая - трагическая и одновременно героическая - страница истории…

ЛЮБОВЬ БРОНЗОВА, краевед, руководитель клуба «Моя малая родина», посёлок Песочный:
«Для песочинцев история военных лет — это святое, поэтому у нас много памятников, связанных с событиями Великой Отечественной войны. Памятник «Вечная слава советским воинам» установлен в 1967-ом году. Есть и стела «Памяти жертвам блокады» — в эти годы погибло от голода и холода более 600 человек, хотя население на начало войны было всего 3000 человек. «Свеча памяти» — особенный знак с цифрой 910 - столько песочинцев ушли на фронт, одна треть не вернулась. У школы установлен памятник героическим защитникам Моонзундского архипелага. 6 памятных досок говорят о том, что жители поселка Песочное перенесли все тяготы ненавистной войны, но выстояли и победили».

НАТАЛИЯ ГЕНИНА, психолог, житель посёлка Песочный:
«В доме, где мы сейчас живем, во время войны находился связной штаб. Об этом рассказал наш дедушка. И на территории нашего дворика рыли окопы, проводили провода, и потом, когда мы благоустраивали участок, находили остатки оборудования».

И все эти военные реликвии - документы, фотографии, письма с фронта - бережно собирают и хранят в библиотеке посёлка. Она замечательная - уютная и радушная. Есть в ней и краеведческая экспозиция, где можно увидеть поразительные, давно ушедшие в историю вещи.

ЛЮБОВЬ БРОНЗОВА, краевед, руководитель клуба «Моя малая родина», посёлок Песочный:
«На экспозиции представлено много удивительных вещей: первый деревянный утюг, патефон, пластинки, лапти, кирпич. В конце XIX века здесь был кирпичный завод, и у нас в коллекции есть кирпич с клеймом «ГЛ» – граф Левашов».

Да и в самом посёлке много удивительного, это, в первую очередь, старинные здания - многие называют их «финскими домиками», но на самом деле эти дачи в стиле северного модерна строили известные русские архитекторы, и, что особенно ценно, некоторые из этих уникальных строений сохранили свой первозданный облик, свою подлинность.

НАДЕЖДА ЯЛКИНА, председатель Общества жителей блокадного Ленинграда пос. Песочный:
«На Октябрьской улице находится очень красивый деревянный сруб с мансардами и красивыми башенками. Идешь и любуешься».

ЛЮБОВЬ БРОНЗОВА, краевед, руководитель клуба «Моя малая родина», посёлок Песочный:
«Дача К. С. Исаева на Первомайской, 8, — удивительная, она построена по проекту Котенкова. Дача на Школьной, 6, — неповторимая, с мезонином. Дача на Речной, 25, — образец необарокко. А дом на Дачной, 34, называли «Малым Эрмитажем», но в результате пожара он практически утрачен. Дом на Железнодорожной, 14, тоже почти погиб. В нашем поселке, как ни в одном другом, можно увидеть все архитектурные стили XX века, начиная от модерна и необарокко и кончая сталинскими, хрущевскими и брежневскими постройками»

Современной застройки становится всё больше. А вот деревянная архитектура под угрозой исчезновения. Это при том, что в годы Великой Отечественной войны в Песочном не пострадала ни одна дача.

АЛЕКСАНДР ПОЗДНЯКОВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации:
«Многое стало «гореть» в 1990-е, когда участки стали дорогими. Они вспыхивали, уступали место каменным палаццо, которые строили люди, не всегда обладающие эстетическим вкусом и пониманием, в каком контексте все это находится».

НАТАЛИЯ ГЕНИНА, психолог, житель посёлка Песочный:
«Конечно, все меняется. Но вот этот дух, который был заложен, видимо, в храме (я так воспринимаю, так чувствую) этими великими людьми, в такой чистоте помыслов, остается».

И остаётся историческая память - на неё вся надежда. И на песочинцев, прямых наследников истории - и Графской, и Песочного.


--------------------
"Тихо шифером шурша,
Крыша едет не спеша..."
Не помню, кто написал, но дома с этим согласны yes.gif

ПРОЕКТ: В музей - без поводка

Скрыть подпись
Top
sobinov
№3 Отправлено: 21.05.2020 - 15:45


Живёт здесь

Группа: Потребители
Регистрация: 18.07.2009
Сообщений: 3449
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 16:44




Архивы в порядке. Спасибо!
Top
медикус
№4 Отправлено: 21.05.2020 - 22:18


Живёт здесь

Группа: Модераторы
Регистрация: 22.07.2008
Сообщений: 11770
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 16:18




sobinov, спасибо!


--------------------
"Тихо шифером шурша,
Крыша едет не спеша..."
Не помню, кто написал, но дома с этим согласны yes.gif

ПРОЕКТ: В музей - без поводка

Скрыть подпись
Top
NAD114
№5 Отправлено: 4.08.2020 - 10:23


Гость

Группа: Новички
Регистрация: 31.03.2018
Сообщений: 2
Обитает:
Последний раз был:
19.10.2020 - 07:26




Спасибо!
Top
1 человек просматривает эту тему (1 гость)
« Предыдущая тема | Мир вокруг нас | Следующая тема »


 



[Script Execution time: 0,0628]   [23 queries used]   [GZIP enabled]