Заходят многие - остаются лучшие!
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации
Вход
Ваше имя Пароль Забыли пароль?
Запомнить Вас?
Войти скрытым?



 Правила раздела Новые сообщения раздела  


 

 Трудно первые сто лет (1988), Перераздача. Литература на экране. Георгий Марков
нафаня
  №1 Отправлено: 5.06.2020 - 00:15


Живёт здесь

Группа: Модераторы
Регистрация: 10.06.2007
Сообщений: 13891
Последний раз был:
cегодня в 02:18




Трудно первые сто лет (1988)


Режиссер: Виктор Аристов

Производство: «Ленфильм»

В ролях:
Любовь Красавина — Варя
Николай Шатохин — Иван
Наталья Назарова — мать Вари
Юрий Колобков — отец Вари
Анна Овсянникова — мать Ивана
Костя Шкурко — Стёпка, младший брат Ивана
Ольга Николаева — Алёна, подруга Вари
Наталья Львова — Лиза, знакомая Алёны
Андрей Грязнов — «муж» Вари во сне
Павел Дубашинский — колхозник Павел Петрович
Николай Рудик — лысый во сне
Семён Фурман — метрдотель во сне

Советская провинция, 1980-е годы. Молодая девушка Варя работает дояркой, но мечтает вырваться из серых деревенских будней и «уехать куда-нибудь». Она замужем за простым парнем Иваном, который день и ночь трудится над постройкой нового большого дома, правдами и неправдами добывая дефицитный по тем временам кирпич. Несмотря на доброжелательное отношение свекрови, Варя тяготится пребыванием в доме мужа. Часто во сне и наяву она представляет себя в совершенно другой обстановке. Так, в одном из её видений-снов она оказывается с грудным ребёнком на руках в трамвае, мчащемся по городу, в котором нет ни единой живой души. В другом сне она бредёт по лесу, видя вокруг обнажённых мужчин и женщин. Также она оказывается на берегу моря среди людей, одетых в красивые белые костюмы. Один из мужчин говорит ей, что он её муж, однако затем он исчезает. Наголо бритый мужчина говорит, что её мужа убили и приглашает Варю к себе на яхту. Вспоминает Варя и свою жизнь до замужества — как её отец запил по-чёрному, а у матери появился новый сожитель.
На выходных Иван приглашает всех знакомых помочь со строительством дома, устраивая вечером угощение за его счёт. После пьянки Варя признаётся мужу, что ненавидит его и его мать, что она жила с ним только потому, что ей некуда было пойти, и что она больше не останется в их доме. Ночью она отправляется в город, по пути заходя к подругам на дискотеку. В своём ночном сне Варя видит, как бритый наголо человек в белом костюме раздевает её на яхте, врывается Иван и завязывается драка, однако лысый легко одолевает его. Затем лысый набрасывается на Варю, однако она убивает его ножом в спину. После этого она просит прощения у раненого Ивана и говорит ему, что любит его.
Проснувшись утром на вокзале, Варя покупает билет на вечерний поезд в Смоленск, чтобы вернуться к матери. Днём она ходит по городу, заходит в поликлинику, где просит врача сделать ей аборт, однако врач отсылает её. Варя представляет, как топится в пруду, а потом её тело вытаскивают под взорами любопытствующей толпы. Бродя по городу, она прячется от дождя в подъезде среди других людей, туда же затем подходят и Иван с матерью и младшим братом. Они, однако, не замечают Варю.
Когда поезд отходит (в окно поезда видно, что действие происходит на станции Шилово), Варя встречает в тамбуре Ивана. Он сообщает, что ему пришла повестка к следователю, может быть из-за кирпичей. Постепенно успокоившись и разговаривая, они едут дальше.
Суровая, но правдивая лента о жизни перестроечного села и о тяге человека к прекрасному.

Статьи о фильме

"В изображении провинциального быта второй половины 80-х видна точность деталей и подробностей. Нищета российской деревни и, мягко говоря, убогость лексики и малосодержательность жизни сельской молодежи даны в фильме впечатляющими мазками. И когда главная героиня фильма - Варя, несколько лет прожившая с любящим, но постылым мужем, мечтает вырваться из однообразия жизненного занудства, сразу же оказываешься на ее стороне.
Еще за несколько лет до этого подобный фильм не увидел бы экрана. Даже без учета Вариных эротических видений и снов, представленных в стилистике открыто полярной реалистическому ряду основной части сюжета. Сны эти - яркие, чувственные, загадочно-экзотичные - в полном согласии с теорией компенсации передают нам неосуществленные, подавляемые героиней желания и мечты. В предыдущую эпоху Варя была бы немедленно обвинена "моралистами" в мещанском стремлении к красивой жизни. В игнорировании общественной работы и прочих грехах. Но, ей Богу, что дурного в том, что она, в отличие от многих, не может примириться с унижением человеческого достоинства, с унылостью быта, с бесперспективностью и одномерностью существования... Вот почему Варин побег - куда глаза глядят - воспринимается протестом, криком о том, что так жить нельзя... "
Александр Федоров

«Тема поднята наиважнейшая. Люди в нашей стране, независимо от их образования и социальной принадлежности, привыкли жить по схеме— худо ли, бедно (бедно, бедно), но жили, знали — левая, правая где сторона, и старались не нарушать установленных правил выживания. Сейчас появилась возможность выбора. Одни испугались— проще, когда все за тебя, а ты ни за кого. Другие пытаются приспособиться и в новых условиях жить по-старому. Третьи задыхаются от избытка кислорода— даже в микродозах, какие нам сегодня отпущены, им его много. Есть и четвертые, которых томит тяга к свободе — не умеют ее реализовать.
Казалось бы, фильм Виктора Аристова — о такой изначальной тяге мятущейся души. Название символично — «Трудно первые сто лет», но не надо искать в нем социального намека. Есть такая поговорка, что в замужестве бывает трудно первые сто лет, а там, глядишь, и полегчает. В основе сюжета — парафраз «Грозы» Островского. Светлая душа — жена Варя не любит мужа Ивана. Душно ей и тошно в темном царстве современной деревни, в которой она проживает вместе с мужем и свекровью. Правда, свекровь не какая-нибудь Кабаниха, а честная труженица с добрым сердцем. Ваня тоже не из противных и тоже труженик — чтобы хоть как-то сцементировать их совместную жизнь, строит дом из ворованных кирпичей — а где взять не ворованные? В фильме два слоя жизни — реальной, в прямом смысле темной, и ирреальной — светлой, яркой или дымчатой, в зависимости от смысловой нагрузки,— Вариных грез. Сначала о реальной — она снята с достоверностью жестокого реализма, достойного лучших фильмов ленинградской школы. Утром по грязи, по ухабам, на открытой полуторке едут доярки на ферму. Вечером, без ног и рук, возвращаются. Один глаз (не видящий) в телевизор, другой — в тарелку, которую как раз бы глаза не видели — ничего не хочется. А ночью ОН, постылый, нелюбимый, даже не требует, а принуждает выполнять на скрипучей кровати супружеские обязанности. Но он ее любит, как умеет — вот и дом строит, жизнью, можно сказать, рискует, свекровь тоже любит. И оба не понимают, чего ей еще надо, этой «чеканутой» Варьке. Ну, а мы понимаем? Чего тут не понять — душно, тошно, тупо, бессмысленно. Она книжки читала, а поговорить не с кем. Она праздники любит красивые, чтобы в белом платье, а не гулянки, которые без мордобоя не обходятся. Ей моря хочется, лодки на голубой волне, а не прокисшего в желтой моче коровника. Траектория ее снов-полетов прочерчена индийскими фильмами и роман-газетами. Но вдруг режиссер, точно испугавшись самого себя, спохватывается и запускает девушку далеко в небо, непосредственно к самому Богу. Но одновременно и в Бразилию, к шикарным мужчинам, где секс поизысканней, чем у ее Вани на пружинной кровати.
Впрочем, и Ваня тут, только его не узнать, потому как если Ваню приодеть, то он еще ого-го.... Какая-то мешанина из Библии, Фрейда, передач «Вокруг света» и книжек с картинками «Раскрась сам». Впрочем, и это возможно — если легко, одним росчерком пера, с иронией, которой никогда не мешала грусть. Но с той же тяжеловесной неподъемностью, с какой показана реальная жизнь (что хорошо), возникают в воображении девушки ее сладкие, с позволения сказать, грезы. Чего в них только нет — и храм, и что-то вроде ночи накануне Ивана Купала, когда все обнаженные, полная, можно сказать, свобода. Но берегись, Варя, не наша это свобода, так в своих снах можно далеко зайти. Пока не поздно, лучше всего остаться с любимым, как неожиданно выясняется, мужем Иваном, на родной, хоть и испоганенной, но все еще прекрасной земле— ни конца ей нет, ни края: дышит в финале полной грудью своих лесов, полей и рек. Совсем как в песне, которую, уверена, терпеть не может режиссер Аристов (за авторов сценария не поручусь),— «Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек...».
Вот и получилась большая неправда в фильме, где, казалось, главным для режиссера была большая правда.»
Алла Гербер
«Советский экран» № 15, 1989 год



На скачивание максимум 5 дней.
Не забываем отписываться о состоянии архивов.
Со всеми вопросами, вернуть в очередь, добавить в очередь, пароль, технические неполадки и пр. писать только в ПМ.


Предыдущая раздача в другом качестве 2013








--------------------
Сказочник

Скрыть подпись


Эмилиан
№2 Отправлено: 5.06.2020 - 04:23


Старожил

Группа: Потребители
Регистрация: 5.11.2010
Сообщений: 872
Обитает:
Последний раз был:
cегодня в 01:40




Спасибо, все ОК!
Top
1 человек просматривает эту тему (1 гость)
« Предыдущая тема | Отечественное кино | Следующая тема »


 



[Script Execution time: 0,0482]   [23 queries used]   [GZIP enabled]